Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.

Толкование Библии, 2-Послание к Коринфянам 2 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

2-Кор. 2:1-2. Слуге Христову скорби и страдания - не внове (Матф. 5:10-12; Иоан. 15:18-20; 1-Пет. 2:21). И от своей доли (сравните Кор. 1:4-10; 11:16-32) Павел уклоняться не старался. Однако и неразумным человеком он не был. Он не искал страданий, если мог исполнить свое дело без них. Следуя этому принципу, он и изменил свои планы - не пришел в Коринф.

Тут надо заметить, что 1 стих 2 главы в англ. Библии передан в том смысле, что не состоявшийся визит апостола к коринфянам был бы огорчительным не только для них, но и для него. Вопрос же о там, когда состоялся его первый "огорчительный" визит к ним, остается нерешенным. Он мог иметь место после того, как Павел основал в Коринфе церковь, но перед тем, как он написал Первое коринфянам; именно так думают многие комментаторы Библии.

Но в таком случае кажется странным, что в первом послании нет ни упоминания об этом визите, ни намека на него. Поэтому более вероятным представляется, что апостол приходил в Коринф из Ефеса уже после написания Первого Коринфянам. Его первый визит, сопряженный с огорчением, мог быть в какой-то связи с теми двумя, о которых упоминалось прежде (2-Кор. 1:15-16), и мог в таком случае состояться во исполнение первой части не до конца осуществленных планов Павла. Во время этого визита произошло какое-то событие, огорчившее как коринфян, так и Павла (толкование на 2:5). Во избежание дальнейшего взаимного огорчения и отложил апостол свой следующий предполагавшийся визит.

2-Кор. 2:3-4. Вместо него, он решил написать им письмо - дело рискованное в свете наклонности коринфян толковать написанное им на свой лад (сравните 1-Кор. 5:9-10). Если "огорчительный визит" (2-Кор. 2:1) состоялся до написания 1 Послания к Коринфянам, то оно и было письмом, на которое Павел ссылается здесь: "и писал вам". Но если, что кажется более вероятным, "огорчительный визит" имел место после написания 1 Послания к Коринфянам, то и упоминаемое Павлом письмо было написано после; оно затем было утеряно (Богу не было угодно, чтобы оно вошло в Священное Писание). (пункт 5 под рубрикой "Контакты и переписка" во Введении.)

О чем Павел писал в том письме, можно только догадываться на основании сказанного им в 2-Кор. 2:5-11 и 7:5-12. Несомненно, однако, что апостол питал к коринфянам самые сердечные чувства. Он писал к ним, сильно за них переживая (от великой скорби (сравните 1:4) и стесненного сердца я писал вам со многими слезами) и с нетерпением ожидая вестей о них от Тита (о состоянии их свидетельствовало бы и то, как они приняли сотрудника Павла; сравните 7:5-8).

2-Кор. 2:5. Событие, которое отравило (стих 1) визит Павла и побудило его написать коринфянам суровое письмо, было по-видимому, спровоцировано поступком какого-то человека в Коринфе. Был ли он членом церкви, или пришел откуда-то со стороны, - неясно. Апостол, однако, пишет о нем как о христианине.

Неясно также и чем именно причинил огорчение этот человек. В прошлом многие комментаторы считали, что речь тут идет о том, кто повинен был в кровосмесительной связи и кого Павел осудил безоговорочно (1-Кор. 5). На сегодня немногие придерживаются такого мнения, исходя из того, что осуждение Павлом упомянутого человека было крайне суровым (1-Кор. 5:5), по сравнению с тоном апостола в этом стихе, а также из того, что едва ли 1 Послание к Коринфянам было тем письмом, на которое он ссылается во 2-Кор. 2:3-4.

Некоторая робость его тона, которая заметна в стихе 3:4, дает основание предположить, что в какой-то момент печальной памяти пребывания Павла в Коринфе (стих 1) было нанесено оскорбление или брошен вызов его апостольскому авторитету. А коринфяне, по-видимому, не сумели увидеть связи между этим и угрозой их собственному духовному благополучию. Они, возможно, посчитали это столкновение личным делом двоих, не требующим вмешательства с их стороны, каковую точку зрения и обличил Павел в своем суровом письме к ним, и они, в результате, с горечью осознали его правоту.

2-Кор. 2:6. По отношению к оскорбителю они повели себя так, что это должно было привести его в чувство. По-видимому, наказание - слишком сильный перевод греческого слова эпитимия. Пожалуй, правильнее было бы перевести его как "порицание". И в чем бы ни выразилось это дисциплинарное воздействие, анализ греческого текста показывает, что оно скорее было осуществлено не "многими" (сравните 7:11), а церковью в целом (хе хиро тон плейонон).

2-Кор. 2:7-8. У Павла были основания считать, что в связи с происшедшим "маятник" в Коринфской церкви качнулся чересчур далеко (сравните 7:11): к провинившемуся коринфяне уже относились не как бесстрастные наблюдатели, а как непримиримые преследователи. И это могло бы преисполнить его чрезмерною печалью. Между тем, он, по-видимому, осознал свою ошибку и раскаялся в ней, потому Павел и предлагает церкви простить его и утешить (ибо в противном случае виновными оказались бы они сами, 2:10). Как церковь они должны были оказать любовь этому христианину и возобновить с ним братское общение (сравните 1-Кор. 5:11).

2-Кор. 2:9-11. Сильная озабоченность Павла этим случаем была вызвана не только его желанием оправдать себя или побудить заблуждавшегося брата к осознанию его неправоты, но и тем, чтобы дать возможность коринфской общине продемонстрировать верность лично ему (7:2). Их любовь и преданность Павлу нашли бы подтверждение в их послушании его наставлениям (сравните Иоан. 15:14).

Надо сказать, что обе стороны проявили здесь солидарность. Коринфяне могли простить провинившегося, который огорчил всех, огорчив Павла, потому что были с апостолом одно. Коль скоро их собственная печаль по поводу поступка брата (2-Кор. 7:8) привела их к раскаянию (7:9), все теперь, по мнению Павла, могло быть покрыто прощением. В противном случае сатана мог бы воспользоваться возникшим в их среде состоянием горечи, чтобы повредить служению самого Павла или коринфян.

Очень важно было восстановить братское общение между апостолом, коринфской церковью и провинившимся братом, чтобы, воспользовавшись этим инцидентом, сатана не вбил клин в отношения между Павлом и коринфской общиной. Именно в этом был один из умыслов сатаны (11:13-14), осуществлению которого Павел старался помешать.

Итак, планы свои он изменил. Но сделал это, заботясь о духовном благополучии церкви. Вместо себя, он послал в Коринф Тита с письмом и тем добился своей цели. Однако он не знал об этом, пока не встретился с Титом в Македонии. Время ожидания не было легким для апостола (2:12-16).

Б. Описание славного служения (2:12 - 7:16)

Да, это было время волнений и тревог для него - с того момента, как апостол послал Тита с письмом в Коринф (2:4; 7:6-7) до того, как Тит, вернувшись, рассказал ему о состоянии дел в церкви. Видимо, Павел остро ощущал в это время свои слабость и беспомощность и вновь приходил к выводу о крайней своей зависимости от Бога в исполнении тех дел для Него, значение которых - непреходяще. Эта тема преобладает в следующем разделе. Служение успешно тогда, когда в нем участвует Бог.

I. ТОРЖЕСТВО ВО ХРИСТЕ (2:12 - 3:6)

2-Кор. 2:12-13. Павел планировал встретиться с Титом в Троаде и узнать от него о положении в коринфской церкви. Перед тем, как отправиться дальше, в Грецию (Македонию), он надеялся послужить в Троаде, благодатной римской колонии. Для такого служения ему отверста была дверь Господом (1-Кор. 16:9; Кол. 4:3), т. е. Господь предоставил ему там благоприятную возможность для благовествования о Христе.

Но надежды эти рухнули, потому что Тита в Троаде не оказалось. К переживаниям Павла о коринфянах добавилось теперь беспокойство за судьбу Тита. Насколько Павел знал, Тит мог нести с собою часть пожертвований, собранных, как предполагалось, в Коринфе (2-Кор. 8:6), и он очень тревожился, не попал ли тот в руки разбойников. Иначе почему он не пришел своевременно в Троаду? По этим-то причинам Павел не имел покоя духу своему (слово анесин встречаем также в 7:5, где оно переведено как "покой", и в 8:13 - переведенным как "облегчение").

Придя в отчаяние от своей неспособности воспользоваться в полной мере чудесной возможностью для благовествования в Троаде (сравните 7:5-6), Павел, простившись с ними, т. е. с местной церковью, пошел в Македонию. "Дверь" в Троаде оставалась для него открытой, и на обратном его пути (Деян. 20:5-11) Бог употребил апостола для служения в той среде, однако, в дни, когда Павел ожидал там Тита, он, чувствуя себя совершенно разбитым, не был в состоянии воспользоваться представившейся возможностью (сравните 2-Кор. 4:9).

2-Кор. 2:14. В этом месте Павел прерывает нить повествования и снова возвращается к нему только в 7:5 (сравните упоминание о "Македонии" в 2:13 и 7:5). Однако это отступление - оправдано. Внимание читателей Павел переносит с себя, потерпевшего поражение, на побеждающего Христа и за Которым, милостью Божией, следует он.

Тут надо отметить некоторое несоответствие русского текста оригиналу. По-гречески в 2:14 сказано: "Но благодарение Богу, Который постоянно ведет нас в триумфальной процессии Христа, и благоухание познания о нем распространяет через нас повсюду".

В стихе 14 Павел пользуется образом римской "триумфальной процессии" или военного парада, которые устраивались в честь полководца, вернувшегося с победой: в процессии этой заставляли идти взятых им пленников. Через Иисуса Христа Бог - Победитель поверг Своих врагов (Рим. 5:10; Кол. 2:15), и Павел, "взятый в плен" Христом (в Филим. 1:23 он называет себя "узником" в том же смысле) теперь ведом Им - "торжествует во Христе". Это "торжество через поражение" того, кто став рабом, обрел свободу, является парадоксом служения Павла, который постоянно расширял его масштабы.

При проведении римских парадов в честь победителя возжигали благовония. Павел сравнивает это с благоуханием познания Иисуса Христа, которое через проповедь Евангелия распространяется по всему миру.

2-Кор. 2:15-16. Парадоксальны и результаты, которые несет благовестие. Как распространитель его, Павел мог быть отождествлен с ним и назвать себя Христовым благоуханьем. В греческом тексте Ветхого Завета слово эуодиа ("благоухание") встречаем там, где говорится о сожжении жертв, приносимых Богу (Быт. 8:21; Исх. 29:18; Лев. 1:9; Чис. 15:3). Жизнь Павла и была жертвенным приношением (Рим. 12:1), "благоугодным" Богу. Посвященная проповеди Евангелия (за что Павел подвергался гонениям и нападкам и страдал, отвергаемый многими), она была как бы продолжением жизни Самого Иисуса в качестве Раба Божьего (Кол. 1:24).

Сущность Евангелия состоит в том, что через смерть Иисуса Христа люди могут получить жизнь вечную (1-Кор. 15 гл.). Для тех, кто отвергал это и не верил благовестию о Христе, распятом и воскресшем, Павел был подобен дыханию смерти ("запаху смертоносному" - Деян. 17:32). Они продолжали идти путем погибели. Но для тех, кто верует, спасение обретенное ими, есть путь к славе (2-Кор. 4:17; Рим. 8:18,30). Для них Евангелие подобно живительному запаху жизни.

Этот двойственный результат его служения приводил в замешательство самого апостола, который восклицает: "Кто способен нести его?" (И кто способен к сему?). На этот вопрос он отвечает позже (2-Кор. 3:5-6). В данный же момент на мысль ему приходят дела лжеапостолов. Они-то считали себя "более чем способными" - как раз потому, что как содержание их проповедей, так и побуждения, в корне отличались от Павловых. Об этом он и говорит в следующем стихе.

2-Кор. 2:17. По всей видимости, в дни Павла не было недостатка и в лжеапостолах (2-Пет. 2:1). Согласно Павлу, многие из них действовали корысти ради. Здесь опять некоторое несовпадение русского текста с греческим оригиналом, где сказано именно так. В отличие от них (мы не …как многие), Павел проповедывал в Коринфе безвозмездно (2-Кор. 11:7-12; 12:14), хотя в принципе вполне мог бы принимать вознаграждения за свой духовный труд (1-Кор. 9). Как уже говорилось, лжеапостолов выдавали и содержание их проповедей и мотивы, которыми они руководствовались.

Подобно нечестным уличным торговцам, они бессовестно наживались на продаже своего товара. По словам Павла, они именно торговали словом Божиим. (В греческом оригинале, - капелеуонтес, означает продавать, торговать вразнос. Встречается только здесь и имеет дополнительный смысловой оттенок - "с выгодой торговать фальсифицированным товаром"; отсюда, возможно, русский перевод "повреждать слово Божие".) Может быть, Павел вспомнил, когда писал о лжеапостолах, слова пророка Исаии о бесчестных иерусалимских израильтянах, которые ради наживы "разбавляли вино водою" (Ис. 1:22). Так же и лжеапостолы искажали, в интересах наживы, Слово Божие. Иначе говоря, они служили себе, а не Богу, Которому служил Павел. Свидетельством их лживости как раз и была присущая им "гнусная корысть" (1-Пет. 5:2). Но Павел искренно проповедовал Слово Божие (сравните 2-Кор. 1:12).

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии