Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.
Otveti.org » Толкование Библии » Книга Откровение » 21 глава Размер шрифта: +

Толкование Библии, Книга Откровение 21 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Р. Новое небо и новая земля (21:1 - 22:6)

1. СОТВОРЕНИЕ НОВОГО НЕБА И НОВОЙ ЗЕМЛИ (21:1)

Откр. 21:1. В первых стихах 21 главы описывается сотворение нового неба и новой земли; хронологически оно последует за Тысячелетним царством, о котором говорится в 20 главе. 21 глава начинается знакомыми словами: "И увидел я", которые повторяются во 2 стих (сравните с "я не видел" в стихе 22). Итак, увиденное Иоанном было новым небом и новой землей. Подтверждение тому, что они были совершенно новыми, а не обновленными, находим во 2-ой части стих 1: ибо прежнее небо и прежняя земля миновали (также толкование на 20:11).

На удивление мало, однако, сказано об этих вновь сотворенных небе и земле, но в связи с ними сообщено нечто важное: и моря уже ист Следовательно, в отличие от нынешней земли, большая часть которой покрыта водою, на новой земле больших водоемов не будет. Библия не говорит ничего конкретного о новом небе.

Представляется, что под "новым небом" понимается здесь не место обитания Бога, а некий атмосферный слой, окружающий новую землю. Об особенностях новой земли тоже не сообщается никаких подробностей: ни о рельефе ее, ни о растительности. Думается, однако, что это место обитания спасенных тоже будет иметь форму шара. Кое-какие данные относительно новой земли можно почерпнуть в ряде других мест Священного Писания, например, в Ис. 65:17; 66:22; 2-Пет. 3:10-13.

Поскольку в некоторых из этих мест; говорится также и о Тысячелетнем царстве, богословы нередко ошибочно отождествляют с ним вечность. Однако для Библии вообще характерен принцип "сближения" событий, отдаленных друг от друга во времени. Так, например, пророк Исаия (Ис. 61:1-2; Лук. 4:17-19) одновременно говорит и о первом и о втором пришествии Христа, а Даниил (Дан. 12:2) "совмещает" воскресение праведных и неправедных, хотя из Откр. 20:5 следует, что эти события будут разделены промежутком в тысячу лет.

Порой мы сталкиваемся в Священном Писании и с хронологическими "перестановками", к примеру, в книге Исаии (65:17-25), где сначала говорится о новом небе и новой земле (стихи 17-19), а затем явно - о Тысячелетнем царстве (стихи 20-25). "Сближаются" и события последнего времени; так, Петр (2-Пет. 3:10-13) в четырех стихах говорит "одновременно" о начале и о конце дня Господня. И хотя мнения исследователей расходятся по этому пункту, непреложен принцип объяснения "темных" мест с помощью мест очевидных.

Пользуясь этим принципом, приходишь к выводу, что за вторым пришествием Христа последует Его тысячелетнее царствование на земле, которое, в свою очередь, будет предшествовать сотворению нового неба и новой земли - места вечного обитания святых. Нам не известны ее географические координаты, и известно, что моряна новой земле не будет, однако, и этого достаточно, чтобы предположить несходство ее с нынешней землей. Между прочим, в связи с Тысячелетним царством о море упоминается неоднократно (Пс. 71:8; Ис. 11:9,11; Иез. 47:8-20; 48:28; Зах. 9:10; 14:8). Итак, не следует отождествлять друг с другом Тысячелетнее царство и новые землю и небо.

2. ОПИСАНИЕ НОВОГО ИЕРУСАЛИМА (21:2-8)

Откр. 21:2. Внимание Иоанна было затем привлечено к некоему замечательному явлению; он пишет: И я, Иоанн, увядал святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. Новый Иерусалим назван "святым городом" - в противоположность земному Иерусалиму (который духовно был приравнен Содому; Откр. 11:8).

Ранее, в 3:12, Иисус Христос говорит о Небесном Иерусалиме как о "граде Бога Моего, новом Иерусалиме, нисходящем с неба от Бога Моего". Тот факт, что новый Иерусалим сойдет на землю с неба, и что о сотворении его ничего не говорится, порождает вопрос о существовании его в период Тысячелетнего царства (дальнейший разбор этого вопроса в толковании на Откр. 21:9).

Многие богословы считают, что слова Христа, записанные в Иоан. 14:2 "Я иду приготовить место для вас" - относятся к небесному Иерусалиму. Высказывается предположение, что существование его в период Тысячелетнего царства может быть где-то в небесах - как места обитания воскресших и взятых с земли святых, в чьи задачи будут входить постоянные контакты с землей, поскольку им предстоит стать соучастниками в управлении ею. Дуайт Пентекост ссылается в этой связи на мнение ряда богословов, предполагающих, что новый Иерусалим явится своего рода городом-спутником земли в Тысячелетнее царство Христа. Во всяком случае, на землю он в то время не опустится, ибо на ней будет оставаться прежний Иерусалим и восстановленный на его территории земной храм (Иез. 40-48).

По прошествии тысячи лет новый Иерусалим, вероятно, будет удален от земли, обреченной на уничтожение, а затем, по сотворении новой земли, опустится на нее. Хотя большинство комментаторов Библии отвергают эту гипотезу, и она действительно может рассматриваться лишь как чистейшее предположение, именно с ее помощью может быть решена проблема общения между воскресшими и взятыми с земли святыми, с одной стороны, и теми, кто будут жить в обычных своих телах в земном Тысячелетнем царстве. "Рассуждая по-человечески", ни с какой другой позиции решить этот вопрос не представляется возможным.

В 21 главе новый Иерусалим описывается таким, каким он будет в вечности; о нем сказано, что он - "как невеста, украшенная для мужа своего". На том основании, что в Писании как о "невесте" говорится о Церкви (2-Кор. 11:2), некоторые богословы пытались отождествлять жителей нового Иерусалима со святыми "века Церкви", исключая из этого контингента святых других времен. Однако "брачная аллегория" довольно типична для Священного Писания и употребляется для выражения не только взаимоотношений Христа с Церковью, но и Иеговы с Израилем.

Несмотря на сравнение города с красиво одетой невестой, речь тут идет именно о городе, а не о какой-то личности или о группе личностей.

Откр. 21:3-4. Вслед за этим первым откровением о Новом Иерусалиме Иоанн опять слышит громкий голос с неба. 20 раз упоминается о "громком голосе" в Откровении (начиная с 5:2) и в последний раз - здесь. Последнее небесное откровение звучало так: Се скиния Бога с человеками (по другим переводам - "и вот, совместное обитание Бога с человеками"), в Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. В вечности святые будут наслаждаться особой близостью с Богом, которая невозможна в мире греха и смерти. При новом порядке вещей горе и болезни перестанут быть уделом людей: И отрет Бог всякую слезу с очей их, - пишет Иоанн, - и смерти не будет уже, ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло.

Некоторые задаются вопросом, а не существуют ли "плач и болезни" в какой-то форме и на небе; может быть, навечно они исчезнут лишь с установлением нового порядка вещей во вселенной? Правильнее, думается, понимать эти стихи в том смысле, что небесному Иерусалиму не свойственно ничего из того, что присуще земле.

Откр. 21:5-6. Исполненный драматизма поворот к новой системе всего сущего выражен в словах: Се, творю все новое. Слова эти, которые истинны и верны, Иоанн получает распоряжение записать.

Совершающий это радикальное и благое изменение во вселенной - Христос, Который говорит о Себе: Я есмь Алфа и Омега, начало и конец (сравните 1:8; 22:13). Жаждущему дам даром от источника воды живой - обещает Он. Очевидно, что не физическая жажда подразумевается тут, но жажда духовных благословений.

Откр. 21:7-8. Побеждающий наследует все, продолжает Христос, - и буду ему Богом, и он будет Мне сыном. Тут подчеркивается особая близость взаимоотношений, которые будут связывать в вечности святых и Бога.

Но пораженные грехами безбожного мира не попадут в новый Иерусалим; они будут брошены в озеро, "горящее огнем и серою". Это смерть вторая, - подчеркивает Христос.

В стихе 8 перечисляются конкретные злые деяния грешников, но следует уяснить себе, что не спасение по добрым делам утверждается здесь; дела скорее выступают тут как показатель "спасенности" или "неспасенности". Очевидно, на небо попадут многие, кто до своего обращения были повинны и в грехах, перечисленных тут, но - в какой-то момент уверовали во Христа как в своего Спасителя, и это решило их судьбу.

3. НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ - НЕВЕСТА (21:9-11)

Откр. 21:9-11. И пришел ко мне один из семи Ангелов, - читаем свидетельство Иоанна, - у которых было семь чаш, наполненных семью последними язвами, и сказал мне: пойди, а покажу тебе жену, невесту Агнца. И вознес меня в духе на великую и высокую гору и показал мне великий город, святой Иерусалим, который нисходил с неба от Бога.

У комментаторов возникает вопрос, не начинается, ли со стихом 9 некое новое откровение, касающееся небесного Иерусалима? Некоторые склонны видеть в этих стихах повторение, описывающее новый Иерусалим, как бы "зависший" над землей в период Тысячелетнего царства Христа. Более предпочтительной кажется иная точка зрения: здесь продолжается описание нового Иерусалима, каким он будет в вечности. Конечно, и в том и в другом случаях это, по-видимому, будет тот же самый город, но ряд моментов говорит в пользу того, что тут он скорее представлен был апостолу в вечном своем состоянии.

Судя по английскому переводу, не "светило его", а сам город уподобляет Иоанн гигантскому драгоценнейшему камню, который он называет ясписом кристалловидным. Так выражает апостол общее свое впечатление о невероятной красоте города, пытаясь подставить увиденное в образах, доступных пониманию его читателей. Очевидно, однако, что содержание этого откровения далеко выходит за пределы всякого человеческого опыта.

Камень "яспис" известен в наше время как непрозрачный полудрагоценный камень (4:3) нескольких расцветок. Представляется, что Иоанн обратился к этому сравнению, подразумевая не конкретные "достоинства" яшмы или "ясписа", а общую красоту этого камня. Если бы апостол жил в наше время, он, возможно, сравнил бы небесный город с прекрасным бриллиантом, но в первом веке обработанных алмазов в качестве драгоценностей еще не знали.

Как и в прежних сопоставлениях нового Иерусалима с "невестой", здесь опять-таки имеется в виду город, а не лицо и не группа людей. Это следует из дальнейших стихов.

4. НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ - ЭТО ГОРОД (21:12-27)

Откр. 21:12-13. Апостол Иоанн увидел огромный город, расположенный "по квадрату" (стих 16) и окруженный большой и высокой стеной. Двенадцать ворот города несли на себе имена двенадцати колен сынов Израилевых. Все в этом городе "подчинялось" числу 12:12 ворот и 12 Ангелов на них (стих 12); 12 колен Израилевых (стих 12); 12 оснований стены (стих 14); 12 апостолов (стих 14); 12 жемчужин (стих 21); дерево жизни, плодоносящее 12 раз в году (22:2); стена толщиной 144 "локтя" (около 65 метров), т. е. 12x12 (21:17). Равные друг другу широта, высота и длина стен составляли 12 000 стадий (более 2 км.) - стих 16. Каждая из стен - северная, южная, восточная и западная - имели по трое ворот (всего 12), которые охранялись упомянутыми 12 Ангелами (стих 12).

Все это, конечно, отличается от "обстановки" земного Иерусалима, каким он будет в Тысячелетнее царство Христа. Но если имена на воротах небесного Иерусалима все-таки будут соответствовать таковым на воротах "тысячелетнего города", как даны они в книге пророка Иезекииля (48:31-34), то на северной стороне, с востока на запад, будут ворота Левия, Иуды и Рувима.

На западной стороне, с севера на юг, - ворота Неффалима, Асира и Гада. На южной стороне, с запада на восток, - Симеона, Иссахара и Завулона. И на восточной стороне, с севера на юг, - ворота Иосифа, Вениамина и Дана. Отметим, что это, в отличие от указанного в Откр. 7:5-8, где Дан опущен, а Иосиф и Манассия - "включены" (у Иезекииля упомянут Дан, а Манассия опущен).

Откр. 21:14-16. Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов. Поскольку апостолы - это часть тела Христова, Церкви Его, имена их написаны на "основаниях" вечного города. Таким образом, и Церковь и Израиль будут в этом городе "представлены"; первая - именами 12 апостолов на 12 основаниях его, а последний - именами 12 колен Израилевых на 12 воротах города. Этим как бы подчеркивается различие между Израилем и Церковью, которое сохранится и в вечности.

Ангел, говоривший с Иоанном, измерил город золотой тростью (мерилом) длиною, как полагают, около 3 метров. Город, как мы знаем, имел в длину и в ширину по 12 тысяч стадий или более 2 км. Поразительно, что и высота его была такой же!

Одни комментаторы полагают, что город, увиденный апостолом, имел форму куба, другие - что форму пирамиды. Последних больше.

Откр. 21:17-18. Громадный этот город был окружен стеной, толщина которой составляла 144 локтя или около 65 метров. Апостол уточняет, что Ангел, хоть и производил замеры золотой тростью неземного происхождения, переводил их на язык человеческих мер.

Иоанн говорит, что стена была построена из ясписа, а сам город - из чистого золота, частого, как стекло. Тут он, очевидно, прибегает к "языку внешнего впечатления", ибо и "яспис" и "золото", о которых он упоминает, едва ли соответствовали таковым в том виде, в каком они известны нам.

Откр. 21:19-21. Основание стены (с написанными на них именами 12 апостолов) были украшены 12 видами разноцветных драгоценных камней. Цвет вешка не указан. Сапфир - голубого цвета; халкидон (или халцедон) - камень чаще голубого цвета с прожилками других цветов; смарагд (или изумруд) имеет ярко-зеленую окраску; сардоникс - красного и белого цветов; сардолик - обычно глубокого красного цвета, хотя порой бывает янтарной или "медовой" окраски.

Хризолиф (хризолит) имеет окраску золотистую; в наши дни чаще встречается бледно-зеленый хризолит. Вирилл (берил) - цвета морской волны. Топаз - прозрачного желто-зеленого цвета. Хрисопрас - тоже зеленого. Гиацинт - фиолетовый. Аметист - пурпурового цвета. Все вместе эти камни образовывали изумительную многоцветную гамму.

Каждые из ворот как бы были сделаны из одной огромной жемчужины, а улица города была чистое золото, как прозрачное стекло (сравните 21:18).

Красота небесного Иерусалима может, конечно, иметь символическое значение, но ключа к разгадке этой символики нам не дано. Поскольку есть все основания полагать, что в городе этом будут жить святые, лучше всего понимать это место Писания буквально, т. е. рассматривать Иерусалим, явленный Иоанну, как будущее место вечного обитания святых и ангелов.

Откр. 21:22-27. Храма же я не видел в нем, - возвещает Иоанн, - ибо Господь Бог Вседержитель и Агнец (Сын Божий) образуют храм его. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, - продолжает апостол, - ибо слава Божия осветила его, в светильник его - Агнец.

Из слов Иоанна в стихе 24 и 26 о том, что в увиденном им городе будут обитать народы, т. е. "язычники", и это, как мы знаем, наряду с Израилем и Церковью, следует, что небесный Иерусалим будет "местом жительства" святых всех времен, ангелов и Самого Бога. При описании этого неземного города в послании к евреям (12:22-24) все они и перечисляются; под "духами праведников, достигших совершенства", там подразумеваются все святые вообще.

Иоанну стало известно, что ворота города не будут запираться днем, и что по причине постоянного сияния в нем Божией славы ночи там не будет. И принесут в него славу в честь народов, - сообщает он. - И ничему нечистому, лживому и мерзкому не будет туда доступа (сравните 21:8; 22:15), а только тем, которые написаны у Агнца в книге жизни.

Интересно отметить, что из шести упоминаний о "книге жизни" в Откровении только здесь о ней говорится как о "книге Агнца" (сравните 3:5; 13:8; 17:8; 20:12,15).

Хотя описание Иоанном небесного города и не дает ответа на все возникающие в связи с этим вопросы относительно вечности, открытое этому "любимому ученику Господа" свидетельствует: тех, кто доверятся живому Богу, ожидает прекрасное и светлое будущее.

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии