Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.
Otveti.org » Толкование Библии » Деяния Апостолов » 17 глава Размер шрифта: +

Толкование Библии, Деяния Апостолов 17 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

б. В Фессалонике (17:1-9)

Деян. 17:1. Путь от Филипп до Фессалоники составлял около 160 км. В города Амфиполь и Аполлонию, которые находились на расстоянии примерно 45-50 км. друг от друга (по Виа Эгнациа), путники не зашли, видимо, потому, что там не было синагог. В Фессалонике (современные Салоники) Иудейская синагога… была, и, значит, имелась отличная возможность для проповеди и установления контактов, так что Павел остановился в этом городе.

Деян. 17:2. Из того, что Павел… говорил в синагоге три субботы, не следует, что миссионеры оставались в Фессалонике лишь три недели. На протяжении трех суббот апостол проповедовал иудеям, а потом обратился к язычникам и стал служить им. Очевидно, как минимум, еще на протяжении нескольких недель. В пользу этого говорят три соображения: 1) Пока Павел оставался в Фессалонике, церковь в Филиппах, по крайней мере, дважды посылала ему денежную поддержку (Фил. 4:15-16), а это не могло произойти на протяжении трех недель. 2) В это же время апостол и сам занимался физическим трудом для своего пропитания (1-Фес. 2:9; 2-Фес. 3:7-10), что, очевидно, указывает на немалый промежуток времени между двумя "передачами" из Филипп. 3) Большинство обращенных в Фессалонике было не из посетителей синагоги, а из язычников идолопоклонников (1-Фес. 1:9).

Деян. 17:3-4. Проповедь Павла и Силы о распятом и воскресшем Иисусе, о Котором они говорили, что Он и есть Христос, т. е. Мессия, встретила настолько сочувственный отклик, что и некоторые из иудеев уверовали, а также множество греков, чтущик Бога (сравните с тем же определением, данным Лидии в 16:14, а также с 17:17); очевидно, из их числа были и многие знатные женщины, о которых тут говорится (сравните стих 12). Мы видим, таким образом, что Благая Весть достигала людей разных национальностей и разного социального положения.

Деян. 17:5. Однако следующий стих призван был подчеркнуть, что и сопротивление Благовестию со стороны иудеев не прекращалось. В доме у Иасона миссионеры остановились. И неуверовавшие Иудеи… собрались толпою у него, требуя, чтобы Иасон вывел Павла и Силу к народу. Фессалоника была свободным городом, т. е. местные свои дела решала самостоятельно, независимо от администрации провинции. Помимо тех, кто осуществляли "правление на месте", там имелось так называемое "народное собрание" (демос); в русской Библии передано как "народ" (т. е. иудеи хотели "вывести" Павла и Силу к народному собранию).

Деян. 17:6-7. Не найдя их, они потащили самого Иасона и с ним некоторых братьев к городским начальникам (называвшимся по-гречески политархами; в городах Македонии эти политархи образовывали городские советы). В первую очередь толпа обвинила Иасона (возможно, родственника Павла; Рим. 16:21) - в оказании гостеприимства всесветным возмутителям (явное преувеличение!), которые, якобы, поступают против повелений кесаря, почитая другого цярем, Иисуса. Подобное обвинение, скорее всего, исходило от иудеев - ведь лишь они были достаточно осведомлены о богословской концепции Павла, (В будущем мотивы мессианского Царства явно прозвучат в его посланиях к фессалоникийцам; 1-Фес. 3:13; 5:1-11; 2-Фес. 1:5-10; 2:14; сравните Лук. 23:2; Иоан. 18:33-37.)

Деян. 17:8-9. Обвинения, выдвинутые против Павла и Силы, тем более встревожили народ и городских начальникоа, что самих "возмутителей спокойствия" найти не смогли (17:6). В стихе 9 речь скорее всего идет о денежном залоге, уплаченном Иасоном и прочими во удостоверение о том, что Павел и Сила покинут город и более не вернутся. Здесь и объяснение того, почему Павел не мог возвратиться в Фессалонику (1-Фес. 2:18). Несмотря на печально сложившиеся обстоятельства, фессалоникские христиане продолжали смело возвещать Благую Весть (1-Фес. 1:7-10; сравните 2:14-16).

в. В Верии (17:10-15)

Деян. 17:10. Под прикрытием ночи (о другом ночном бегстве Павла в 9:25) братия… отправили Павла и Силу в Верию). Возможно, их сопровождал Тимофей, или он присоединился к ним уже в Верии, позднее (ем. 17:14). Верия располагалась километрах в 65-70 на юго-запад от Фессалоники, на восточных горных склонах, на пути в провинцию Ахаию, соответствовавшую современной южной Греции. Верийцем был Сосипатр (20:4). Как обычно, прибывши в новый город, Павел и Сила пошли в синагогу Иудейскую (сравните 17:2,17; 18:4,19; 19:8).

Деян. 17:11-12. Верийские иудеи оказались благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово и ежедневно усердно разбирали Писания, чтобы убедиться в правоте Павла. В результате многие из них уверовали (тогда как в Фессалоиике лишь некоторые иудеи обратились ко Христу стих 4). Слово, которое проповедовал Павел, вызавло в Верии такой интерес, что и из знатных граждан города (греков посещавших синагогу) уверовало в Господа Иисуса немалое число как женщин, так и мужчин.

Деян. 17:13-14. Преследуемый иудеями, отвергавшими Господа, которые, прослышав о проповеди его в Верии, явились туда и стали возмущать народ, Павел пошел на юг, к морю, а Сила и Тимофей остались в Верии.

Деян. 17:15. Добирался ли Павел до Афин водою или по суше, неизвестно. Так или иначе, верийские христиане дали ему сопровождавших - ради его безопасности. По прибытии в Афины апостол передал с ними поручение Силе и Тимофею поскорее присоединиться к нему… (Однако встретились они уже в Коринфе; 18:5). (Видимо, Павел ушел из Афин ранее, чем предполагал.) Судя по 1-Фес. 2:18 - 3:2, Тимофей мог приходить к Павлу еще в Афины, однако, вновь был послан им в Македонию (в Фессалонику); впоследствии он и Сила, остававшийся все это время в Верии, присоединились к апостолу в Коринфе.)

3. МИССИОНЕРСКАЯ КАМПАНИЯ В АХАЙЕ (17:16 - 18:18)

а. В Афинах (17:16-34)

Деян. 17:16. Политическая и культурная слава древней Греции, достигшая своего апогея в 5-4 веках до Р. Х., в дни Павла уже клонилась к закату, и это чувствовалось даже в Афинах, гордом центре эллинской культуры. И все-таки интеллектуальная жизнь кипела в греческой столице, которая на весь мир славилась своим университетом. Многие замечательные здания, построенные в дни выдающегося вождя древних греков - Перикла (правил с 461 по 429 гг. до Р. Х.), привлекали внимание своим великолепием и в 1 веке от Р. Х.

Однако Павла это великолепие не радовало. Он возмутился духом при виде этого города, полного идолов. Ибо эллинское искусство отражало характер богопоклонения, присущего грекам. Бога они в сущности не знали и поклонялись идолам. Интеллектуальная столица мира была и оставалась центром идолопоклонства.

Деян. 17:17. Свою духовную войну в Афинах Павел вел на два фронта: местами сражений были синагога и рыночная площадь. В синагоге он несомненно доказывал - на основании ветхозаветных Писаний - что Иисус есть Мессия (сравните стихи 2-3), и там его слушали как Иудеи, так и чтущие Бога язычники (сравните стих 4). Кроме того, он ежедневно выходил на рыночную площадь (так называемую агору, представлявшую в древнегреческих городах центр гражданской жизни: на агору являлись, в частности, философы, чтобы обсудить с интересующимися свои взгляды на жизнь) и там рассуждал… со встречающимися.

Деян. 17:18. Оппонентами апостола на агоре стали некоторые из эпикурейских и стоических философов. Эпикурейцы, последователи Эпикура (341 - 270 гг. до Р. Х.) утверждали, что человек живет на земле ради счастья и удовольствий. Соответствующего состояния духа, полагали они, можно достигнуть, всячески избегая излишеств и приучившись не бояться смерти; человек должен стремиться к покою, к освобождению от боли, он должен любить все человечество. По представлениям эпикурейцев боги, если существуют, то в дела людей не вмешиваются.

Стоики принадлежали к философской школе Зеиона (жившего примерно в 320-250 гг. до Р. Х.). Свое название они получили от одной из покрытых фресками галерей (греческое слово "стоа") в Афинах, где (как утверждает предание) собирались, чтобы послушать своего учителя. Пантеисты по своему мировозрению, стоики верили, что человеческая история направляется некоей великой "Целью".

Назначение же человека, трагедию он переживает или триумф, всегда этой цели соответствовать, подчинять себя ей. Совершенно очевидно, что такие взгляды, несмотря на их известное благородство, не могли не порождать неумеренную гордыню и чувство самодостаточности. Встречаясь с Павлом, эти философы спорили (здесь греческое слово "синебаяяон" - буквально "перебрасываться, швырять друг в друга"; тут подразумевалось - идеями) с ним. (Стиль выступлений Павла в синагогах передан другим словом - диеяегето; там он говорил, рассуждал на основании Писаний.) Суеслов (греческое слово "спермологос", означающее "подбирающий семена").

То есть в глазах упомянутых философов апостол был как бы птичкой, клюющей семена там и здесь; другими словами, он казался им человеком, нахватавшимся знаний, где придется, и теперь пытающимся выдать их за нечто свое. Другие говорили: кажется, он проповедует о чужих божествах. Реакция их и не могла быть иной, поскольку они не в состоянии были осмыслить учение Павла о Христе и воскресении; это было нечто соверщенно чуждое их образу мыслей и представлений.

Деян. 17:19-21. Ареопаг - буквально "гора Ареса" (бог войны в греческой мифологии) - был местом, где собирался Совет, тоже получивший название "ареопага", который выполнял в древних Афинах функции высшего судебно-политического трибунала. К апостольскому времени, однако, роль его свелась к наблюдению за состоянием религии, а также воспитания и образования в городе. Итак, Совет (ареопаг) вправе был потребовать у Павла объяснения, что это за новое учение, которое он проповедует, и которое для афинян звучит так странно.

Лука замечает, что как для самих афинян, так и для живших в их городе иностранцев, не было занятия интереснее, чем послушать что-нибудь новое. Это обстоятельство давало Павлу возможность проповедать им Благую Весть.

Деян. 17:22. Начиная с этого стиха (и по стих 31) - перед нами еще один "образец проповеди". Павла (сравните 13:16-41; 1 - 5:15-18; 20:18-35). Это образец проповеди, обращенной к мыслящим язычникам. Четко сформулирована главная мысль ее: Творец-Бог, явивший Себя в Творении, всем повелевает теперь покаяться, т. е. каждому придется дать отчет за свою жизнь перед Иисусом Христом, Которого Бог воскресил из мертвых. Речь Павла делится на три части: а) вступление (17:22-23), б) о "неведомом" Боге (стихи 24-29), и в) повеление этого Бога (стихи 30-31).

Мудро и тактично начал Павел с признания "особой набожности" афинян. Употребленное тут многокорневое греческое слово передает и некое многозначное понятие: людей, твердо держащихся поклонения тем духам, которых они считают своими богами. Это слово было тщательно подобрано, чтобы овладеть их вниманием. Но затем апостол тонко дает им понять, что эти их божества - не боги вовсе, а демоны; именно демонам, злым духам, воздвигают они своих идолов (толкование на 16:16).

Деян. 17:23. Жители Афин, боясь "обойти почитанием" какое-либо неизвестное им божество, воздвигли жертвенник… "неведомому Богу". Ссылаясь на это, Павел привлекает мысль своих слушателей не к жертвеннику, а к тому, что истинный Бог им неведом.

Деян. 17:24. Он зовет их мысль осознать, что Бог, сотворивший мир и все, что в нем, стоит надо всем, будучи Господом неба и земли (сравните 14:15; Пс. 23:1). Как же может такой великий Бог жить в рукотворенных храмах, в каких, по мнению афинян, живут их боги! (сравните со словами Стефана в Деян. 7:48-50).

Деян. 17:25. Итак, Бог выше самых высоких храмов, и если кто самодостаточен, так это Он, не имеющий нужды в том, чтобы люди "заботились" о Нем. В этой ее части проповедь Павла должна была понравиться эпикурейцам, полагавшим, что бог или боги, если они есть, - "выше" человеческих нужд и дел. А в той части, где апостол говорит о Боге, дающем всему жизнь и дыхание, учение его не могло не найти отклик у стоиков, провозглашавших великую "Цель" Космоса и необходимость для людей "соответствовать ей". Павел таким образом начинал с того, что было понятно его слушателям, пытаясь, однако, отвести их от их "недостаточных" концепций высшей истины.

Деян. 17:26. От одной крови - значит "от одного человека" (имелся в виду Адам). Сказанное здесь Павлом прозвучало как вызов афинской гордости: они обязаны своим происхождением тому же источнику, что и все другие люди! Из слов апостола следовало также, что одной из целей акта Творения было заселить планету Земля (Быт. 1:28). Всемогущий Бог, о Котором он говорил, предопределил и характер человеческой истории, назначив предопределенные времена и пределы… обитанию людей.

Деян. 17:27. Давая откровение о Себе в Творении и в истории человечества, Бог ставил перед людьми важнейшую для них цель - искать Его (сравните Рим. 1:19-20). Потому что Он, хоть и является высшей Силой, управляющей вселенной (17:24), доступен каждому человеку и не далеко от каждого из нас.

Деян. 17:28. В подкрепление своей точки зрения Павел, по всей видимости, процитировал из критского поэта Эпименида (из него же Павел цитирует в Тит. 1:12): Ибо мы Им живем (точнее - "в Нем живем"; сравните Деян. 17:25) и движемся и существуем. Вслед за тем апостол приводит слова из космологической поэмы Арата Киликийца, своего земляка (жившего в 3 веке до Р. Х.): "мы Его и род" (т. е. "мы - Его дети"; не в том, однако, значении писал это древний поэт, что все мы - искупленные дети Его, и не в том, что в каждом из нас частица Божества, а в том, что мы созданы Верховным Божеством, и Он - источник нашей жизни и самого дыхания нашего; стих 25). Итак, Павел заявил грекам, что они всем обязаны Богу, Которого не знают и Которому не поклоняются, поклоняясь, вместо Него, десяткам лжебогов.

Деян. 17:29. Из сказанного им следовал неизбежный вывод поскольку люди созданы Богом (и в этом смысле являются родом Божинм), они Бога создать в виде идола, золотого, серебряного или каменного (как некий образ… искусства и вымысла человеческого) не могут (сравните Рим. 1:22-23). Это для афинян, живших в городе, "полном идолов" (стих 16), было воистину неслыханным учением.

Деян. 17:30. Первую часть этого стиха надо понимать в том смысле, что долгое время терпеливый Бог мирился с человеческим невежеством, выражавшемся в изготовлении идолов и поклонении им, но терпение Его не вечно. Гнев Божий изливается на людей, не имеющих извинения, потому что Он достаточно ясно свидетельствует им о Себе в Творении (Рим. 1:18-20), и все-таки "грехи, соделанные прежде", Он им прощает (Рим. 3:25).

В сущности начало стих 30 параллельно по мысли сказанному в Деян. 14:16 о Боге "Который в прошедших родах попустил всем народам ходить своими путями" (толкование на этот стих). Но если раньше на язычниках лежала ответственность за их "неведение" по причине "откровения Бога в природе", то теперь эта ответственность усугубляется в силу провозглашения миру Его Благой Вести. Так что язычникам нельзя не прислушаться к Его повелению людям всем повсюду покаяться.

Деян. 17:31. Тут Павел выражает мысль откровенно христианскую. Его ссылка на предопределенного Богом Мужа уносит читателя к книге пророка Даниила, где говорится (Дан. 7:13-14) о Сыне Человеческом. Этот "Муж" будет праведно судить вселенную (Иоан. 5:22). Во удостоверение личности Христа и Его дела Бог воскресил Его из мертвых.

Итак, Павел вновь во всеуслышание заявил о воскресении Иисуса Христа (17:18). Но самая идея воскресения с греческой философией была несовместима (17:32). Греки, верившие в существование посмертного царства теней, не могли себе представить, что когда-либо вновь облекутся в свои тела! Что же до персонального суда над каждым, то и это было для них неприемлемо. Так что Благовестие попало в самую "болевую точку" афинян.

Деян. 17:32-34. Мертвый, поднимающийся из могилы, чтобы жить вечно, - для греков это звучало абсурдно, поэтому одни из них насмехались над апостолом, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время. Все-таки несколько человек, став последователями Павла, уверовали, и среди них - Дионисий, член ареопага, и женщина по имени Дамарь. Можно ли в таком случае считать служение Павла в Афинах неудачей? Трудно сказать. Нигде не записано об основании церкви в Афинах.

Позднее апостол упомянет о "семействе Стефановом" в Коринфе (1-Кор. 16:15) как о "начатке" (буквально - "первых плодах") Ахаии. (Афины находились в Ахаии.) Но как это совместить с тем, что, судя по Деян. 17:34, несколько человек было обращено ко Христу и в Афинах? Объяснение может быть в том, что Стефан и его семья явились "первыми плодами" в значении первых обращенных Павлом ко Христу по вступлении его на территорию провинции Ахаии. Даже если в Афинах церковь основана не была, это следует отнести не на счет неудачи Павлова Благовестия или его миссионерского метода, а на счет "жестокосердия", т. е. духовной слепоты афинян.

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии