Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.

Толкование Библии, Книга Пророка Амоса 7 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9

IV. Видения судов Господних (7:1 - 9:10)

В главе 7 Амос приступает к описанию последствий грядущего суда. В пяти видениях, следовавших друг за другом (7:1,4,7; 8:1; 9:1), пророку явлены были картины опустошения земли, разрушения всех домов на ней, гибели людей.

А. Видение саранчи (7:1-3)

Ам. 7:1. В первом видении открыто было Амосу нашествие саранчи. Оно по воле Бога (Он создал саранчу) случилось в самое "чувствительное" для народа время года. Вот, с горестным изумлением говорит пророк, в начале произрастания травы после поздних (весенних) дождей (правильнее читать так!) произошло это. Очень важно следующее за этим "уточнение": и это была трава после царского покоса.

Дело в том, что царь имел право на сбор первой травы (для нужд армии; 3-Цар. 18:5). Так что названное здесь "поздней травой" было зеленью, выросшей вторично. После этого наступала летняя засуха, и вырасти уже ничего не могло. Уничтожение поздней травы саранчой означало таким образом одно: массовый голод.

Для жителей древнего Востока появление саранчи было одним из худших бедствий. Они могли лишь с отчаянием взирать на то, как полчища прожорливых тварей уничтожают их поля: против этого врага они были бессильны. В сознании израильтян смысл этого бедствия усугублялся тем, что они воспринимали его как действие гнева Божьего - в наказание за нарушение ими завета с Господом (Втор. 28:38,42; сравните с Ам. 4:9; Иоил. 1:1-7).

Ам. 7:2. Сознавая, что пока это только видение, и что если оно станет реальностью, народ погибнет, Амос молит Господа о пощаде. Ведь Израиль, который в неразумной гордыне своей вообразил, что неуязвим (особенно в дни процветания страны при Иеровоаме 2-ом), в сущности слаб и беспомощен. Да, это народ, не способный к раскаянию, и грехи его превзошли всякую меру, но сердце пророка разрывается от жалости к нему. Молитвенный вопль срывается с уст его: как устоит Иаков? он очень мал.

Ам. 7:3. Своей молитвой Амос отвел от Израиля угрозу нашествия саранчи. Слово пожалел в данном контексте означает именно и только это; оно не говорит о прощении Господом глубоко виновного перед Ним народа.

Б. Видение всепожирающего огня (7:4-6)

Ам. 7:4. Во втором видении пророку предстает наказание Израиля огнем. Евр. слова, переведенные как "великая пучина", в этом контексте означают подземные воды, которые по представлениям древних евреев, питали все источники и реки (Быт. 7:11; 49:25; Втор. 33:13). Речь здесь следовательно идет о страшной засухе, иссушившей и подземные виды. Беспримерный солнечный жар (огонь) пожрал и часть земли - тут о гибельном действии засухи на поверхности, так сказать, какой-то части израильской территории.

Ам. 7:5-6. В полном отчаянии от увиденного им, Амос снова взмолился "остановить" и эту казнь. И во второй раз "пожалел Господь о том": не "огнем" (засухой) совершит Он суд над мятежным Своим народом!

В. Видение отвеса (7:7-17)

I. СОБСТВЕННО ВИДЕНИЕ (7:7-9)

И вот в третий раз предстает пророку видение суда. На этот раз "приговор обжалованию не подлежит".

Ам. 7:7-9. Свинцовый отвес как строительный инструмент представлял собой шнур (веревку) со свинцовым грузом на конце. С его помощью измерялась прямизна стен ("не криво ли" они стоят). Можно предположить, что здесь это образ "соответствования" народа положениям и требованиям закона (сравните с Ис. 28:17). Получив "отрицательный результат", Господь-Строитель "доводит его до сведения" Амоса и предупреждает мольбу с его стороны: не буду более прощать Израилю. Суд - в форме, избранной Господом, - на этот раз совершится.

Пророк узнает о грядущем военном опустошении. Не случайно в первую очередь Бог говорит ему об уничтожении местных языческих культов ("жертвенных высот" и святилищ): они ведь источник и средоточие всяческого беззакония в Израиле. "Поражены" будут, однако, не только религиозные, но и политические структуры Северного царства: и восстану с мечем против дома Иеровоамова, слышит Амос слова Господа. Исаковы - служит здесь для обозначения того, что принадлежит Северному царству (сравните с аналогичным употреблением слов "Иаков" в 3:13, к примеру, и "Иосиф" ("Иосифов") в 5:6,15; 6:6).

2. АМАСИЯ ПРОТИВ АМОСА; ОТВЕТ АМОСА АМАСИИ (7:10-17)

Из стиха 10 следует, что эти свои речи пророк произносил в Вефиле - вероятно, перед множеством народа, собравшегося на какой-то праздник. Судя по тексту, на изложение Амосом третьего его видения последовала гневная реакция вефильского священника Амасии: он послал к царю Иеровоаму с жалобой на пророка, "возмущающего" народ. Защищая интересы царя, он, прежде всего, конечно, заботился об интересах священнического сословия в Вефиле, т. е. о своих собственных: ведь "разрушением" Амос в первую очередь грозил культу, который обслуживали он и его собратья.

Присутствующая в стихах 7-8 аллегория отвеса приложима к этим двум историческим персонажам: к Амосу и к Амасии. Первый, слушавший голос Господа, соответствовал Его "прямой линии", второй явно отклонялся от нее.

Ам. 7:10-13. Не известно, как реагировал Иеровоам II на донос Амасии. Может быть, уверенный в своей силе, не придал ему значения. Тогда Амасия своей властью изгнал пророка из Вефиля (стих 13).

Напомним, что Вефиль был местом одного из двух государственных святилищ (фраза святыня царя и дом царский подразумевает именно это; стих 13), учрежденных еще Иеровоамом 1-ым, когда в 931 году до Р. Х. он отпал от дома Давидова (3-Цар. 12:26-33). С целью объединить 10 колен Израилевых под своим правлением Иеровоам I построил новое святилище и создал "дубликат" той религии, центром которой был Иерусалим. Иеровоам учредил культ золотого тельца в Вефиле (и в Дане); все атрибуты вефильского культа - жертвенники, священство, празднества (и прежде всего сам культ) - должны были содействовать стабильности его царства, получившего название Северное, и свидетельствовать о его "надежности"

Политическая значимость святилища в Вефиле со временем возрастала, и в дни Амоса, будучи местом богопоклонения царя Иеровоама 2-го, оно несомненно являлось религиозным символом политической лояльности Северному царству как таковому. Если все преданные "дому Давидову", который "включал в себя" Иуду и его потомков (в первую очередь), тянулись к храму в Иерусалиме (столице Южного царства), то существование святилища в Вефиле предполагало: Бог, наряду с Южным царством, "одобряет и поддерживает" царство Северное.

Осуждение "северного святилища" означало следовательно попытку подорвать основы Израильского царства. Потому-то Амасия, который был, по-видимому, главным священником в Вефиле, услышав "зажигательные речи" Амоса против религиозного культа, который он "представлял", и против царской династии (стих 9), не захотел терпеть их (стих 10).

Естественно, Амасия не захотел признать и того, что пророчество Амоса - от Бога. Для него он был не более чем "политическим агитатором", нарушителем общественного спокойствия. Примечательно, что посланным им к Иеровоаму он повелел сказать: Ибо так говорит Амос (не Богу, стихи 10-11. Самые слова Амоса он "договаривает" за него, приписывая пророку то (стих 11), что до определенного момента (стих 9 сравните со стихом 17) им сказано не было (об изгнании Израиля из его земли; сравните со стихом 17, а также с 4:3; 5:5,27; 6:7); о гибели Иеровоама пророк не говорил вообще.

Видимо, не дождавшись "должной реакции" со стороны царя, Амасия сам изгоняет Амоса из Вефиля: иди назад в свою Иудею, кричит он. По всему чувствуется, что его обращение к Амосу: "ты, провидец!" ("провидцами" или "прозорливцами" называли пророков; 1-Цар. 9:9; 2-Цар. 24:11; Ис. 29:10) прозвучало иронически.

Пророчествуй у себя дома (в Иудее) и там ешь хлеб свой, гнал вефильский священник Амоса. Он, следовательно, принял его за "профессионального предсказателя" - из тех, что зарабатывали своими пророчествами на хлеб насущный (сравните с Мих. 3:5,11, а также с Иез. 13:17-20, где Иезекииль говорит о "пророчицах, бесславящих Бога за горсти ячменя и куски хлеба").

Ам. 7:14-15. Амос отвечает вефильскому священнику, что "профессиональным пророком" не является и никогда не принадлежал к "пророческому сословию" (точнее, к "школе"; в древнем Израиле пророки, которые возглавляли такие школы, назывались "отцами" - отсюда выражение "сын пророческий"; 4-Цар. 2:1-15; 4:1,38; 5:22; 6:1-7; 9:1). Толкование на последнюю фразу в стихе 14 во Вступлении к книге, в разделе "Пророк".

Амос объявляет Амасии, что пришел в Израиль по воле Божией, ибо это Господь взял его от овец и повелел: иди, пророчествуй к народу Моему Израилю.

Ам. 7:16-17. Амасия же, который изгоняет его, Амоса, из Израиля, противостал воле Господа, и за это горькая участь постигнет его и весь его дом. В этой части пророчества Амос уже недвусмысленно говорит об изгнании, предстоящем Израилю, которое разделит и Амасия: умереть ему придется в плену у язычников (в земле нечистой).

Разделение Северного царства межевою вервью понимают как разделение его - после победы над ним Ассирии - между чужеземцами (4-Цар. 17:24; Иер. 6:12). Пророчество Амоса частично могло осуществиться уже в 734 г. до Р. Х., когда Тиглатпалассар отвел в плен в Ассирию часть жителей Северного царства. Среди пленных уже тогда мог находиться священник Амасия.

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии

Новый Завет:

Ветхий Завет:

Читать Библию:

Закладки:

Сюда вы можете добавлять закладки
на страницы сайта

Понравился сайт?