Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.

Толкование Библии, Книга Пророка Амоса 9 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9

Д. Отмщение Господа (9:1-10)

В пятом и последнем его видении Амосу предстает Господь - Владыка вселенной, приготовившийся к неотвратимому: покарать "мечом" и сокрушить всех грешников в Своем народе.

1. НЕ УБЕЖАТЬ ОТ МЕЧА ГОСПОДНЯ (9:1-4)

Ам. 9:1. Можно предположить, что это видение посетило Амоса в дни осеннего празднества, когда множество народа собралось к святилищу в Вефиле; возможно, именно в те минуты к алтарю, чтобы принести на нем жертву, приближался Иеровоам 2 - царь Израиля (3-Цар. 12:12; 31:33). Тогда-то и увидел Амос Господа стоящим над жертвенником. Вот, Он действительно "с ними" (сравните с 5:14), подумал пророк, но не для того, чтобы благословлять, а чтобы покарать. "Конец наступил", конец жертвеннику, святилищу и этому множеству людей (сравните с Ам. 3:14; 5:5-6; 8:1-3).

Надо сказать, что не во всех архитектурных библейских терминах удалось разобраться переводчикам и комментаторам последующих веков, отсюда - сложности в переводах тех мест где наличествуют "архитектурные детали", сложности и разночтения. Так, повеление Господа Амосу, начинающееся со слова "ударь", правильнее, по-видимому, передать так: ударь в капители колонны (в притолоку над воротами) так, чтобы и пороги (а не косяки) задрожали; другими словами, ударь с такой силой, чтобы задрожало все здание - от крыши до основания. И пусть обрушится оно на головы всех их. Из дальнейших слов пророка следует, что выживших при обвале святилища поразит мечем Сам Бог: никто не убежит от "меча" Его (сравните с 9:4,10).

Ам. 9:2-4. Негде спрятаться от гнева Господня - ни в преисподней ни на небе. Гора Кармил как место, где попытались бы укрыться потенциальные "беглецы", названа тут, вероятно, из-за обилия в этой горе пещер и из-за густой растительности, покрывающей ее: людям может показаться, что в пещерах и зарослях им удастся укрыться "надежно".

Не удастся: ни там ни на дне моря, где Господь повелел бы морскому змею кусать их (продолжение аллегории); речь идет о мифическом морском чудище Левиафане или Рааве. (Морская стихия в Библии символизирует, как известно, зло; чудище Левиафан персонифицирует зло, укрощенное Богом, - Иов. 26:12-13; Пс. 73:13-14; 88:10-11; Ис. 27:1; 51:9-10.) Даже отведенные в плен, т. е. оказавшись "под защитой" чужеземного царя и языческих богов, не избегнут гибели от "меча" Господа те, кто думают в земле врагов своих укрыться от гнева Его. Ибо очи Его над ними, но на беду им, а не во благо.

2. ГОСПОДЬ ПРАВИТ ВСЕЛЕННОЙ (9:5-6)

Ам. 9:5-6. Как и в главе 5, обличение зла и возвещение "суда" за него прерываются кратким гимном Божиему величию и всемогуществу (сравните с 5:8). "Таяние" земли от прикосновения Бога Саваофа (Всемогущего) - это аллегория землетрясения и его последствий: горы и холмы разрушаются и "оседают", "оседает" ("тает") земля (сравните с Мих. 1:3-4; Наум. 1:5). Колебания почвы уподоблены (как в 8:8) подъему и спаду воды в Ниле.

Свод в стихе 6 скорее подразумевает "основание", "фундамент"; в тексте этого стиха есть неясности - предположительно его толкуют в том смысле, что "фундаментом" Своих небесных обителей (чертогов) Господь сделал твердь, или видимое небо. В этом случае сказанное Амосом в первой половине стиха 6 идентично краткому изречению Исаии: "небо престол Мой, земля же подножие ног Моих" (Ис. 66:1). Тот, чье имя - Господь, управляет всеми процессами во вселенной: в небесах невидимых и видимых, на земле и на море.

3. БЕСПРИСТРАСТНЫ ДЕЯНИЯ ГОСПОДА И ДЕЙСТВИЯ ЕГО (9:7-10)

Ам. 9:7. Находясь в особых отношениях с Господом, своим всемогущим Покровителем (Ам. 3:1-2), израильтяне надеялись, что их-то рука Его не коснется "на беду им" (стих 4). Но Амос отнимает у них эту суетную надежду: Господь поступит с ними так же, возвещает он, как с другими народами во вселенной. Представление о привилегированном положении Израиля отрицается Амосом в выражениях настолько резких, что может показаться, будто он отрицает самое понятие особых уз, которые связали Израиля с его Богом.

Но это, конечно, не так. Узы завета не отрицаются Амосом, скорее смысл их углубляется им, но углубление это таково, что в сознании израильтян оно переворачивало все им привычное. Ведь завет, который заключил с ними Бог, они воспринимали лишь как обетование им свыше, из учения же Амоса следовало, что, да, величие и избранность Израиля сохраняются, но они прежде и более всего означают для народа тяжелое бремя ответственности и груз обязательств, не имеющих себе равных.

Стих 7 следует, конечно, читать в сочетании со стихом 2 в главе 3. Обратимся к тексту стиха 7. Устами Своего пророка Господь снижает теократическое и духовное значение того факта, что Израиль был выведен Им из Египта. Он нарочно приравнивает его к другим историческим событиям того же рода - к процессам миграции народов, постоянно совершающимся в истории, конечно же, под Его контролем. Так, Филистимлян Он вывел из Кафтора (вероятное название острова Крит; сравните с Иер. 47:4; Соф. 2:5), а Арамлян (сирийцев) из Кира (сравните с Ам. 1:5).

О том, что люди равны перед лицом Божиим, до Амоса не говорил ни один пророк. А он заговорил об этом в то время, когда египтяне называли иноплеменников "сынами дьявола" (а греки и столетия спустя всех тех, кто не родился в их культуре, будут считать "прирожденными рабами"). Да что вспоминать о "днях древних", когда и теперь, через двадцать восемь веков после Амоса, народы по-прежнему разделены отчуждением и взаимной неприязнью, переходящей в безудержную ненависть! Воистину универсализм Амоса придавал особый свет благочестию этого иудейского пастуха, а проповедям его - новизну и смелость, принять и "вместить" которые слушателям его было нелегко.

Ам. 9:8-10. В заключительной части книги, которая начинается отсюда, Амос, в развитие прежних своих мыслей о суде, неотвратимо грядущем на Израиль, возвещает, что погибнут только грешники (стихи 8-10), и что после предстоящих ему испытаний народ израильский будет Им восстановлен, и милости Божий в изобилии изольются на него (стихи 11-12).

Не следует видеть противоречия между возвещением пророком прежде (3:1) и даже здесь (в первой половине стиха 8) гибели всего израильского народа и словами его во второй половине стиха 8 о "доме Иакова". Кажущееся это противоречие "обязано" речевому приему, характерному для выступлений пророков, которым присуще было гиперболизировать угрозу наказания.

Итак, Господь внимательно следит (первая фраза стиха 8) за всем, что происходит в "грешном царстве" (Израиле), и приближается время, когда Он сотрет его с лица земли. Но тут же в речи Амоса возникает тема "остатка": до конца дом Иакова (подразумевается Северное царство) истреблен не будет - так говорит Господь, возвещает он. О возможности сохранения "остатка" (сравните с "может быть" в 5:15) Амос говорит теперь с уверенностью: Бог помилует тех, которые от всего сердца "взыщут" Его и, возненавидев зло, возлюбят добро (5:4-6,14-15,23-24).

Дом Израилев будет рассеян по всем народам - этого решения Бог не отменит. Толкование связанного с этим образом зерен в решете сопряжено с некоторыми (касающимися деталей) трудностями лингвистического порядка. Но в целом смысл его в отделении грешников от праведников: где бы ни находились представители "дома Израилева", они будут просеяны, подобно тому, как просеивают зерна через решето. Комментаторы "предлагают на выбор" два вида решета: с мелкими и более крупными отверстиями.

Сквозь первое зерно просеивали на предмет отделения его от шелухи - лишь хорошее зерно оставалось в решете. Вторым пользовались при начале "процесса": для отделения зерна от камешков и комочков земли (и от "некачественных" мелких зернышек). (Кстати, евр. слово, переведенное на русский и английский языки как "зерна", передавали и в значении "камешков", "кусочков".) Значение образа, так или иначе, в том, что ничему негодному (грешникам) не удастся избежать "отсева" посредством суда Божьего. Окончательный вердикт прозвучал весьма определенно: От меча умрут все грешники из народа Моего (стих 10).

У. За судом и воздаянием последует "восстановление" (9:11-. 15)

Пройдут суды, мера наказания, заслуженного народом, исполнится, и тогда Господь возродит и обновит Свой народ. В пределах как Южного, так и Северного царств, Он восстановит царство Давида; из него и посредством его Бог станет благословлять все народы земли. Проклятия завета более действовать не будут - только благословения. Уделом земли обетованной станет процветание, какого прежде она не знала. И рассеянный "по народам" Израиль возвратится в нее, чтобы жить безопасно.

Ам. 9:11. В тот день (сравните с Ис. 4:2; Мих. 4:6; 5:10) Господь восстановит скинию Давидову падшую. Скиния - это, собственно, шатер, палатка, шалаш. Амос употребляет это слово в переносном смысле, разумея под "скинией" царский дом Давидов (при желании его можно было бы уподобить некоему защитному "тенту", раскинутому над народом израильским). Но Амос называет скинию "падшей", как бы уподобляя ее полуразрушенному шатру (под таким от опасностей и бед не укроешься!). Он углубляет этот образ, говоря о "трещинах" в скинии.

Наибольшее падение "дом Давидов" претерпел, конечно, с разделением своим на два царства: десятиколенное Северное и Южное, состоявшее из двух колен. Но пророк мог подразумевать и дальнейшее (последовательное, с какими-то "перерывами") ослабление династии Давида при царях иудейских. (Кстати, в дни Амоса, при иудейском царе Озии (Азарии) был как раз один из таких "периодов стабилизации": Южное царство окрепло, достигло известных могущества и блеска (4-Цар. 14:22), но пророк видел состояние дел по существу и внешним блеском не обманывался; он видел, что число "трещин" в "скинии Давидовой" множится. (Однако, продолжает Амос, Господь "восстановит" ее и "устроит", как в дни древние (он, очевидно, подразумевал дни Давида и Соломона). Пророк помнил обещание Бога царю Давиду о "восстановлении семени" его после него и утверждении престола его навеки (2-Цар. 7:11-16,25-29) и не сомневался в том, что обещание это будет исполнено.

Ам. 9:12. И тогда объединенное Царство под управлением Царя из дома Давидова сделается источником благословений для всех язычников. Едом, народ постоянно враждовавший против Божьего народа (Чис. 20:14-21; Пс. 136:7; Авд. 1:1; толкование на Ам. 1:11-12) и как бы представляющий здесь всех врагов Израиля, станет причастником Божиих обетовании Давиду (выражено фразой об "овладении" Израилем остатком Едома, т. е. о включении его в царство Давидово).

В самом деле, "все народы" окажутся подданными Царя из дома Давидова, так как на каждом из них наречено имя Его (правильнее читать так, а не возвестится имя Мое, как в русском тексте). "Наречение (лицу или народу) чьего-то имени" соответствовало в древневосточном представлении принятию этим лицом (или народом) господства и покровительства того, чье имя "нарицается на нем" (Втор. 28:9-10; 2-Цар. 12:26-28; 3-Цар. 8:43; Ис. 4:1; 63:19; Иер. 15:16; Дан. 9:18-19). Все народы в конечном счете "Господни" (Ам. 1:3 - 2:16; 3:9; 9:4,7) и, значит, станут причастниками Божиих благословений в Царстве будущего.

От начала Божиим планом было предусмотрено спасение языческих народов. Бог обещал Аврааму, что в его потомках "благословятся все племена земные" (Быт. 12:3; сравните Быт. 18:18; 22:17-18; 26:3-4; 28:13-14). Затем устами пророка Исаии Господь неоднократно подтверждал, что, объединившись под управлением Мессии, Царя из дома Давидова, Израиль понесет свет, справедливость и полное знание о Боге всем народам земли (Ис. 9:1-7; 11:1-13; 42:1-7; 45:22-25; 49:5-7; 55:1-5). Это будет в Тысячелетнем царстве, где и на евреях и на не евреях (язычниках) "наречется имя Господне".

Выступая в Иерусалимском совете, Иаков цитировал сказанное Амосом в 9:1-12 - в подтверждение того, что язычникам их дней не было нужды - ради того, чтобы спастись, - "обрезываться" и вести тот же образ жизни, что евреи (Деян. 15:1-20). Иаков сознавал, что "суды над Израилем" еще не окончились (сравните со словами Господа о грядущем разрушении храма и о том, что преследования и массовая гибель вновь настигнут иудеев (Матф. 24:1-22; Лук. 21:5-24); также ссылку на слова Христа в Деян. 1:6-7 о том, что время "восстановления царства Израилю" еще не пришло).

Но Иаков знал также - из краткого заявления Амоса и из пространных речей на этот счет других пророков (ссылку на "пророков" в Деян. 15:15; кроме того, Ис. 42:6; 60:3; Мал. 1:11), что когда время обетованного Царства наступит, "язычники" войдут в него именно на правах "других народов", а не как "псевдоевреи". Иаков "проникал" в смысл цели Господа на будущее, потому-то и пришел он к выводу, что Церкви не следовало требовать от не евреев во всем уподобиться евреям (толкования на Деян. 15:15-18).

Ам. 9:13. Царство Мессии, конечно, рисуется Амосу смутно. Он говорит о нем в терминах земного плодородия; бесчисленное множество виноградных лоз будет плодоносить на горах и холмах, так что горы как бы сами будут источать виноградный сок (и с холмов он будет "течь"), а земля будет родить круглый год, непрерывно.

Ам. 9:14-15. В последних двух стихах последней своей речи Амос рисует картину благодатной и безопасной жизни в Царстве будущего. Возвращение народа Божьего из плена тут надо понимать в значении возвращения его из рассеяния всех времен. Обращает на себя внимание, что и понятия и "термины", в которых Амос говорит о будущей благодатной жизни, схожи с теми, которые находим у других пророков (сравните, к примеру, с Ис. 32:18; Иер. 30:10-11; Иоил. 3:17-18; Мих. 4:4-7).

Некоторые исследователи Библии находили "неестественным" тот резкий диссонанс, которым звучали стихи, завершающие Книгу Пророка Амоса, на фоне грозных его пророчеств. Но следует понять, что этот пророк, как и все другие, которых посылал к Своему народу Бог, твердо верил в Его справедливость, не тождественную человеческой.

Его справедливость он воспринимал как нечто, связанное с верностью Творца Своим обетованиям, которая есть глубоко личностное проявление святости Бога: Господь "сотворит все сие" (9:12) потому, что Он так сказал (Быт. 13:14-15; 17:7-8; Втор. 30:1-5; 2-Цар. 7:10), потому что Он, Господь Бог твой, так говорит.

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии

Новый Завет:

Ветхий Завет:

Читать Библию:

Закладки:

Сюда вы можете добавлять закладки
на страницы сайта

Понравился сайт?