Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.

Толкование Библии, Книга Пророка Даниила 6 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Д. Указ Дария (глава 6)

1. ВЫДВИЖЕНИЕ ДАНИИЛА (6:1-3)

Дан. 6:1-3. Ряд исследователей Библии ставил под сомнение историчность Книги Пророка Даниила - на том основании, что в ней говорится о царствовании Дария (стих 1 сравните со стихом 28 и с 9:1, а также с 5:31, где Дарий назван "Мидянином"). Дело в том, что вне библейских свидетельств о таком царе на троне Персии не имеется.

А при сравнении данного стиха со стихом 29 в этой главе и со стихом 31 в предыдущей нельзя не придти к выводу, что Дарий, сын Ассуиров, из рода Мидийского (9:1), был царем, наследовавшим Валтасару и предшествовавшим Киру. (Не следует путать его с Дарием Гистпаспом, захватившим персидский трон лет 15 спустя после описываемых тут событий, - он подтвердил евреям разрешение Кира строить храм, который и был закончен на шестом году его правления; Езд. 4:24; 5:5; 6:1; и далее; Агг. 1:1; 2:10; Зах. 1:1,7.)

Но согласно таким греческим историкам, как Геродот и Ксенофонт, о Дарий не упоминающих, власть над Вавилоном перешла к Киру сразу после смерти Валтасара. Это подтверждается и другими свидетельствами, дошедшими до нас из древности. Да и вавилонские клинописи, тоже "не знающие" Дария Мидянина, как на наместника Кира в завоеванном им Вавилоне указывают на его полководца Угбару, или Гобрия (Упоминавшегося выше в связи с гибелью Валтасара).

Примечательно, однако, что в тех же клинописях (так называемый цилиндр Кира) подтверждается некое обстоятельство, следующее из Книги Пророка Даниила: вавилонским царем Кир называется в клинописях "цилиндра" не ранее третьего года после падения Вавилона. Значит, кто-то другой, а не он, занимал этот престол на протяжении двух лет? Высказывалось предположение, что этим "другим" и был Гобрий, который завоевал для Кира столицу Вавилонии. Его даже пытались отождествить с Дарием Мидянином. Но существует мнение и о ранней смерти Гобрия (то бишь Дария).

О том, что греки называли Дария иначе, писал Иосиф Флавий. Все это возможно, но наиболее убедительной представляется "версия", возникающая из рассказа греческого историка Ксенофоита; она подводит исследователей к отождествлению с Дарием Мидянином Циаскареса (или Киаксара) II-го, сына мидийского царя Астиага. Этот царевич активно помогал Киру в завоевании Халдеи. В пользу гипотезы "Дарий - Киаксар" свидетельствует целый ряд моментов, в частности, и тот, что смысловое значение мидийского имени "Киаксар" и имени "Дарий" (по-персидски звучащего несколько иначе) - одно и то же: самодержец, властелин.

Ксенофонт подробно рассказывает о том, как по желанию Кира Киаксар "поставлен был" царем над Вавилоном (сравните с Дан. 9:1, где именно так говорится о "воцарении" Дария). Даже параллели в характерах Киаксара и Дария можно проследить, сравнивая рассказ греческого историка с книгой Даниила. В частности, леность правителя, поставленного Киром, его нежелание обременять себя делами правления - у Даниила он назначает для этого сто двадцать сатрапов (стих 1); слабоволие и чувствительность этого "царя", о которых пишет Ксенофонт, явно прослеживаются и в главе 6 книги Даниила, в отношении к нему Дария.

Ксенофонт, заметим, обращает внимание на то, что Киаксар умел разбираться в людях и, оберегая собственный покой, назначал на ответственные посты людей действительно достойных. Не эта ли проницательность сказалась в назначении Дарием Даниила одним из трех князей над 120 сатрапами и в скоро, видимо, возникшем у него "помышлении" поставить Даниила над всем царством (т. е. сделать его своею "правой рукой")?

Быстрое возвышение мудрого иудея, очевидно, породило трения между ним и другими администраторами, вызвало у них зависть к нему. Но не о слабоволии ли (выше) Дария (Киаксара?) свидетельствовала скорая уступка его козням тех, которые хотели избавиться от государственного деятеля, сразу же оцененного им, Дарием, по достоинству? Стихи 14-16.

2. ЗАГОВОР КНЯЗЕЙ И САТРАПОВ (6:4-9)

Дан. 6:4-9. Итак, не найдя за Даниилом погрешностей в делах по управлению царством, соперники его решили поискать их в его религиозных убеждениях, чуждых как вавилонянам, так и персам. И тут они преуспели. Очевидно, до этого они успели убедиться в верности Даниила религиозному закону иудеев и поэтому не сомневались, что если Дарий утвердит продуманное ими повеление, то с Даниилом будет покончено.

Итак, они предложили, чтобы в течение тридцати дней царь Дарий был бы объявлен единственным божеством, которому всем населением должны возноситься молитвы и воздаваться соответствующие божеству почести. С исторической точки зрения здесь все верно. Мидийцы и персы действительно обоготворяли своих правителей, видя в них воплощения своего верховного божества (Агуры-Мазды).

Вступив на престол, цари и сами начинали чувствовать себя "небожителями"; они и вели себя соответственно со своими представлениями о таковых: некоторые полагали даже, что для простых смертных они должны быть незримы, т. е. недоступны и лицезрению их. Верно тут и то, что преступивших в том или ином отношении закон Мидийский и Персидский, бросали на растерзание львам. Этот вид казни был обычным уже в Ассирии, а затем в Вавилоне.

В виду соответствия предложенного сановниками религиозным представлениям мидо-персов, царь Дарий, не колеблясь, подписал указ и это повеление.

3. МОЛИТВА ДАНИИЛА (6:10-11)

Дан. 6:10-11. Даниил, которому было в ту пору лет 80, узнав о царском указе, сохранил верность своему Богу. Как и прежде, он трижды в день, утром, в полдень и вечером (Пс. 54:18), молился, Богу и славословил Его, обратившись лицом к Иерусалиму (сравните с 2-Пар. 6:34,38). Несомненно, он сознавал опасность своего положения, но продолжал поклоняться Иегове открыто, ибо послушание Ему было в его глазах несравненно важнее чем следование правительственному указу (сравните с Деян. 5:29). Итак, соперники Даниила подсмотрели, как он молился, прося милости не у Дария, а у Бога своего.

4. ДОНОС НА ДАНИИЛА И ПОПЫТКА ОБРЕЧЬ ЕГО СМЕРТИ (6:12-18)

Дан. 6:12. А, подсмотрев, явились к Дарию с доносом. Слабовольный царь не решился "переступить" через подписанный им указ. Навуходоносор, царь вавилонский, тот мог себе это позволить, но не Дарий Мидянин. "Золотая часть" истукана, увиденного Навуходоносором во сне, явно была "крепче" серебряной его "части" (Дан. 2:32,39).

Дан. 6:13-16. Стремясь унизить Даниила в глазах Дария, лукавые царедворцы пренебрежительно говорят о нем, едва не ставшем вторым лицом в царстве, как об одном из пленных сынов Иудеи, который, вот, не обращает внимания ни на царя, ни на, подписанный им указ, Опечаленный Дарий не хочет смерти пророка, до самого захода солнца ищет он предлога избавить его, но, как уже говорилось, не решается переступить через изданное им самим повеление, хотя, надо думать, и догадывается теперь, с какой целью сановники "сочинили" его. Обрекая Даниила на смерть, он выражает, однако, надежду, что Бог, Которому, он так верно служит, спасет его.

Дан. 6:17-18. Ров львиный мог представлять собой какую-то подземную пещеру.

После того, как Даниила бросили туда, отверстие в пещеру привалили камнем, который "запечатали" перстнями-печатями своими как царь, так и его вельможи - с целью, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле. Другими словами ни Дарий не мог уже принять какие-либо меры к освобождению Даниила (печать вельмож!) ни сановники - чтобы убить его, если бы он спасся от львов (печать царя!). Чувствительный Дарий был настолько расстроен, что лег спать без ужина, но и сон бежал от него.

5. БОГ СОХРАНИЛ ДАНИИЛА (6:19-24)

Дан. 6:19-22. Едва рассвело, Дарий поспешно направился ко рву и жалобно окликнул Даниила: удалось ли Богу его спасти его от львов? Да, царь, ответил Даниил, Бог мой послал Ангела Своего, который заградил пасть львам, ибо я, чист пред Ним, да и пред тобою. То, что пасть львов "была заграждена", следует, по-видимому, понимать буквально. Едва ли были правы некоторые рационально мыслящие исследователи Библии, полагавшие, что львы были сыты - ведь врагов пророка они растерзали прежде чем те достигли дна пещеры (стих 24).

Дан. 6:23-24. Искренняя радость Дария о спасении Даниила свидетельствовала, видимо, и о том, что в глубине души этот правитель сознавал превосходство Бога Даниила над собой, обожествленном людьми, - ведь Он сделал то, что ему, Дарию, сделать никогда бы не удалось. И, следовательно, в отличие от него, действительно заслуживает того поклонения, какое воздает Ему Даниил. Намек на это, по-видимому, содержится и во фразе Даниила: "да и пред тобою, царь, я не сделал преступления".

В этой, возможно, связи к врагам Даниила применен был закон персов о клеветниках. То обстоятельство, что смерти вместе с ними были преданы дети их и жены, соответствовало обычаю древних персов, о котором свидетельствует греческий историк Геродот. Судьба врагов Даниила схожа с судьбой Амана и его сыновей; Есф. 7:9-10.

6. ПОВЕЛЕНИЕ ЦАРЯ (6:25-28)

Дан. 6:25-28. Все благоговение пред Богом Данииловым, которое отражено в тексте нового повеления, данного Дарием, не говорит о том, что он принял истинного Бога как единственного, заслуживающего поклонения. Царь не требовал этого, заметим, и от своих подданных: повелением Дария им лишь запрещалось любое проявление неуважения к этому Богу, тем более оскорбление Его. И сам он и "все народы, племена и языки" в его государстве (за исключением иудеев), как и царь Навуходоносор, были и остались язычниками. Сказано, однако, что Даниил благоуспевал в этой языческой среде - как в царствование Дария, так и в следующее царствование - Кира Персидского.

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии

Новый Завет:

Ветхий Завет:

Читать Библию:

Закладки:

Сюда вы можете добавлять закладки
на страницы сайта

Понравился сайт?