Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.
Otveti.org » Толкование Библии » Книга Екклесиаст » 12 глава Размер шрифта: +

Толкование Библии, Книга Екклесиаст 12 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

3. ПРИЗЫВ К ОТВЕТСТВЕННОЙ ЖИЗНИ В МОЛОДОСТИ ПЕРЕД ЛИЦОМ СТАРОСТИ И СМЕРТИ (12:1-7)

Радоваться жизни так, как это угодно Богу, человеку невозможно, если он не будет помнить о своем Создателе постоянно. В веселые дни юности это надо не меньше чем на пороге смерти.

Еккл. 12:1. Тяжелые дни буквально читаются как "дни зла"; болезни, немощи (сравните с 11:10) настолько омрачают эти дни, что нет человеку удовольствия в них.

Со стиха 2 следует целая серия аллегорий, красочно передающих безрадостное существование в старости.

Еккл. 12:2. Старость, когда радости, символизируемой светом, все меньше, и все мрачнее дни, ассоциируется с мрачной погодой, когда тучи скрывают небесные светила, и вслед за дождем приходят новые тучи, предвещающие наступление долгой смертной ночи.

Еккл. 12:3. Здесь и далее иносказательное описание примет старости. Задрожат стерегущие дом означает "станут дрожать руки" (которыми "держалось" хозяйство, благополучие дома, которыми человек мог защитить "дом" собственного тела). И согнутся мужи силы - ослабеют ноги, которыми поддерживалось тело. Переставшие молоть мелющие, которых немного осталось, - это зубы, а смотрящие в окно - глаза.

Еккл. 12:4. Когда замолкнет звук жернова (жующих зубов, которых не останется), тогда западет рот, и сомкнутся губы (образ дверей, выходящих на улицу, которые теперь заперты). Встающий по крику петуха - образ старческой бессонницы. Пение станет звучать все тише для того, кто теряет слух, и, наконец, дщери пения вовсе замолкнут для него.

Еккл. 12:5. Тому, кто ослабел силами, страшно и подумать, чтобы подняться на высоту или выйти на дорогу: ужасы, действительные и воображаемые, видятся ему повсюду. Отяжелеет кузнечик - образ человека, некогда живого, привыкшего быстро двигаться, спина которого в старости согнулась и "отяжелела", а ноги еле двигаются. Каперсами назывались ягоды и почки кипарисового дерева, которые на востоке употреблялись как возбуждающее средство: на старого человека они уже не действуют, и в этом смысле каперс (как более не нужный ему) рассыплется. Последняя фраза стиха 5 подводит итог всему сказанному.

Еккл. 12:6. Не точный перевод; надо читать: Доколе не порвалась серебряная цепочка, и не разбилась золотая чашечка (подразумевается светильник, висящий на цепочке; драгоценный (серебро, золото) этот светильник символизирует жизнь и ее угасание). Следующие два образа - разбитого кувшина, из которого (подразумевается) вытекла вода, и обрушившегося колодезного колеса, с помощью которого эта вода (жизнь) из источника добывалась, есть аллегория смерти.

Еккл. 12:7. Движение, поэтически запечатленное здесь автором, происходит как бы под "обратным знаком" - по сравнению с тем, о чем читаем в Быт. 2:7 Напомним, что дух и дыхание звучат по-еврейски одинаково: руах. Нет сомнения, что Екклесиаст не подразумевает тут возвращения каждой человеческой души к Богу - с тем, чтобы предстать на суд Его, однако, представление о продолжении существования человека после смерти (не четкое еще в его время) тут безусловно отражено.

Схожие описания смерти как распада тела и "отнятия" Богом "дыхания жизни" (Быт. 2:7) находим в Иов. 34:14-15 и в Пс. 103:29-30 (сравните с Иов. 10:9). Далее. Сравнивая указанные места с Еккл. 12:7, мы видим, что ссылка на возвращение духа к Богу не противоречит сказанному в Еккл. 3:20-21. Просто там автор "не входил" в то, что будет с "дыханием жизни" людей и животных после смерти, т. е. не пытался ответить на вопрос, пойдет ли человеческий дух вверх, к Богу, а дух животных вниз - "в землю". Он писал лишь об общей стороне посмертной участи всякой твари, которую, судя по приводимым выше ссылкам на Писания, Екклесиаст не мог представлять себе иначе, как возвращение всякой "души живой" (Быт. 1:30) к создавшему ее Творцу.

Б. Последнее - в свете суетности человеческого бытия - наставление (12:8-14)

Присущее Екклесиасту представление о загробной жизни, будучи неполным, не радует его и даже усугубляет у него ощущение суетности всего, что с человеком происходит (стих 8 сравните с 1:2). Возвращением к этой теме и советом бояться Бога и исполнять Его заповеди (12:13-14) он эту книгу завершает.

1. ВОЗВРАЩЕНИЕ К "ТЕЗИСУ": ВСЕ СУЕТА СУЕТ (12:8)

Еккл. 12:8. Печальное повторение Екклесиастом "тезиса", которым эта книга начиналась.

2. ОБ ОСОБОМ ЗНАЧЕНИИ КНИГИ (12:9-12)

Еккл. 12:9-10. Здесь повествование, которое до сих пор велось от первого лица, ведется от третьего. Но это не означает приписки, сделанной позже. Екклесиаст говорит в этих стихах о самом себе, оценивая себя и свою деятельность, а затем (стихи 11-14) дает заключительные наставления, составленные в том же ключе, духе и силе, что и все предыдущее повествование. Он называет себя "мудрым", что на библейском языке означало человека, чей разум просвещен свыше.

Такие, как Екклесиаст "учителя мудрости" уже во времена Соломона составляли в Израиле целую общественную прослойку; по-еврейски их называли хокамим (Прит. 1:6; 13:20; 22:17). Они учили народ знанию (подразумевается, передавали народу религиозные знания, в свете которых внушали ему и нравственные представления практического характера); все, с чем "учителям" приходилось сталкиваться в жизни, они "испытывали, исследовали" и решали в свете богооткровения.

Ибо Бог открывал волю свою Израилю через пророков, священников и через них; Иер. 18:18 и Иез. 7:26 (под "старцами" Иезекииль подразумевает именно "учителей мудрости"). Еврейским мудрецам свойственно было писать в форме притчей, афоризмов и "изящных кратких изречений" (стих 10), которые не только просвещали и обогащали разум, но и радовали слух, доставляли эстетическое удовольствие.

Еккл. 12:11-12. В еврейском подлиннике не иглы (стих 11), а острые наконечники (какие имелись на палках пастухов и погонщиков). Пуская эти палки в ход, пастухи (погонщики) побуждали скот к послушанию или к работе. Применительно к людям образ этот подразумевал стимул к нравственному пробуждению. Слова мудрых да послужат таким стимулом; да уподобятся они "вбитым гвоздям" (закрепляющим в сознании человека все то, что необходимо ему помнить, чтобы жить благочестиво).

Ибо слова Екклесиаста и других учителей вложены в них Богом, составители этих "слов" освящены Его авторитетом (они от единого пастыря). Стих 11 весь таким образом построен на характерной для Библии пастушеской символике (сравните с Быт. 49:24; Пс. 78:13; в Пс. 94:6-7 Творец и Пастырь сливаются в один образ, и то же происходит в Еккл. 12 стихи 1 и 11).

В стихе 12 - обращенное к "сыну" (ученику) предостережение от увлечения многими книгами (как от составления их, так и от чтения); имеется, очевидно, в виду опасность уклониться от истин, действительно открытых людям Богом через избранных Им учителей ("мудрых"). "Утомительным" поискам ответов на извечные вопросы конца не будет, между тем как важно одно - то, что составляет суть.

3. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ СОВЕТ БОЙСЯ БОГА И ЗАПОВЕДИ ЕГО СОБЛЮДАЙ (12:13-14)

Еккл. 12:13. Суть эта, или сущность (буквально: конец, итог всего) сформулирована в стихе 13: бойся Бога и заповеди Его соблюдай.

Еккл. 12:14. Необходимость "бояться" Его, т. е. испытывать перед Ним благоговейный страх, обосновывается тем, что всякое дело Бог приведет на суд (сравните 3:17; 11:9), включая все, что сделано человеком втайне (сравните Матф. 10:26), хорошее ли оно или плохое. Эту последнюю фразу в книге Екклесиаста нередко воспринимают как предупреждение о посмертном суде, но это едва ли так. Хотя воздаяние в загробной жизни действительно служит ответом на загадочную для Екклесиаста "несправедливость" земных "воздаяний" (7:13; 8:14), ничто в его книге не свидетельствует о том, что он верил в суд за гробом.

Он постоянно сосредоточен на этой жизни (протекающей "под солнцем") и на тех возможностях трудиться (9:10; 12:1-7) и радоваться (2:24-26; 3:12,22; 5:18-20; 8:15; 9:7-9; 11:7-10), которые она предоставляет. Посмертное же существование, по мнению Екклесиаста, такими возможностями вообще не располагает (9:5-6,10).

Поэтому и размышениям о различиях в посмертной участи праведных и нечестивых, мудрых и глупых, людей или животных, он не предавался. Да, в Писаниях немало мест где говорится о вечных благословениях, ожидающих праведных, и о наказании нечестивых, которому не будет конца. Но Екклесиаст жил "по ту сторону" Креста, когда откровение свыше - в той его части, о которой идет речь, - еще не стало достоянием людей; и все-таки он верил в Бога и в Его справедливость (3:17; 8:12б-13) и потому готов был все, включая воздаяние, предоставить на Его волю: он верил, что Бог знает "время для всякой вещи", и когда следует произвести суд над тем или иным делом (3:17).

Эту веру, которая служила ему самому "противоядием" как от чрезмерного уныния, так и от бездумного веселья, Екклесиаст стремился передать читателям, которых призывал наслаждаться жизнью по мере того, как это дает Бог, и жить в страхе перед Ним. Людям, живущим "по эту сторону" Креста, тоже стоит прислушаться к советам Екклесиаста и, предоставив разрешение всех загадок бытия Богу, служить Ему и радоваться в меру тех способностей, которые им Богом отпущены.

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии

Новый Завет:

Ветхий Завет:

Читать Библию:

Закладки:

Сюда вы можете добавлять закладки
на страницы сайта

Понравился сайт?