Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.

Толкование Библии, Книга Пророка Иезекииля 8 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Иез. 8:1. Описываемое видение посетило пророка на шестом году вынужденного пребывания его в Халдее. Согласно подсчетам это случилось 17 сентября 592 г. до Р. Х., т. е. через 14 месяцев после первого его видения (1:1-2). Откровение дано было пророку в его доме. Можно допустить, что слово сидел в этом стихе подразумевает "находился", и что рука Господа Бога (в значении Духа Его) низошла на пророка в процессе его мучительного лежания, сопряженного с тягостным постом. Такое прочтение, по-видимому, подтверждается фразой и старейшины Иудейские сидели пред лицем моим.

Иез. 8:2-6. То, что предстояло духовному взору Иезекииля, было подобием мужа (заметим, что слово "мужа" имеется только в Септуагинте, в оригинальном еврейском тексте оно опущено и, конечно, не случайно; но об этом чуть ниже). Увиденное пророком было проявлением Божиего присутствия, или богоявлением, сходным с тем, что описано в 1:26-27. Как и там, оно "изображается" намеренно неопределенно. Ведь в случае неосторожности Иезекииль мог бы быть обвинен в попытке представить Бога как некую прославленную человеческую личность.

Бог не имеет тела, не имеет рук. Поэтому, соблюдая осторожность, пророк пишет, что Он… простер как бы руку к нему, и взял и поднял его. Но в физическом мире это никак не обнаружилось. Будучи перенесен в Иерусалим (сравните с 3:14; 11:1,24; 37:1; 43:5), Иезекииль, в материальном своем теле, продолжал оставаться в Вавилоне, в своем доме. Хотя, заметим, сам он, вероятно, ощутил как бы прикосновение к своей голове (взял меня за волосы) и затем как бы парение в воздухе. Однако старцы, сидевшие в это время перед ним, судя по всему, своими глазами происходившее с Иезекиилем не видели.

Он после пересказал им это (сравните с 11:24б). Итак, в своем видении пророк поднят был между землею и небом и принесен (повторено, что в видениях Божиих) в Иерусалим - ко входу внутренних врат (подразумевается, храма), обращенных к северу. В ограде, отделявшей внутренний двор храма от внешнего, было трое внутренних ворот; столько же было и внешних ворот, ведших во внешний двор, на территорию храма. Они размещались на восточной его стороне (главный вход), на южной (царский вход: эти ворота вели к храму от дворца) и на северной стороне.

Иезекииль, по всей вероятности, "находился" в своем видении близ входа в северные ворота, во внешнем дворе, "обратись лицом" к югу, ко внутреннему двору, точнее, к его северным воротам (отсюда фраза в стихе 5: подними глаза твои к северу), где поставлен был идол… возбуждающий ревность. В стихе 5 эти же ворота названы "воротами жертвенника" (может быть, это название объясняется тем, что жертвенных животных следовало закапать именно у северной стороны жертвенника; Лев. 1:11).

Название же идола выражает ту, очевидно, мысль, что самое присутствие его во внутреннем, священническом, дворе храма было дерзким вызовом Богу. Поклоняясь ему, евреи нарушали 2-ую из Десяти заповедей (Исх. 20:4); воздавая чужому божеству почести, которые следовало воздавать только Иегове, они пробуждали в Нем ревность (Втор. 4:23-24). Хотя идол ревности по имени здесь не назван, это скорее всего был идол Астарты, ханаанской богини плодородия. Именно ее изображение помещено было в храме царем Манассией (4-Цар. 21:7), позднее он, однако, убрал его из храма (2-Пар. 33:13,15).

И снова этот "образ" внесен был в святилище и опять убран из него уже во время реформ царя Иосии (4-Цар. 23:6). Благочестивый Иосия сжег идола Астарты в долине Кедрон - в надежде, что с идолопоклонством будет покончено навсегда, но после ранней смерти этого царя народ опять стал возвращаться к своим истуканам. По-видимому, в дни Иезекииля новый "столб Астарты" был водружен в храме. В какой-то момент пророк "видит" перед собой славу Бога Израилева, подобную той, что предстала перед ним в первом его видении.

Из "уст" Бога он слышит риторический вопрос: видишь ли ты, что они делают… мерзости, какие совершает дом Израилев здесь, чтобы Я удалился от святилища Моего? Неизбежный результат их "мерзостей" (удаление от них Бога) Господь с долей горькой иронии представляет как злое намерение с их стороны. Обратись (стих 6), т. е. смотри, смотри еще! В продолжении его видения, говорит Господь, пророку предстоит увидеть еще большие мерзости.

Иез. 8:7-13. Продолжается "перемещение" Иезекииля Духом по храмовой территории. Вот он у какого-то другого входа, скорее всего, во внутреннем дворе, и перед ним - стена, окружающая этот двор. В стене - отверстие, которое ему велено расширить ("прокопать"), что он и делает, и вот, видит потайную дверь. Комната за ней, очевидно, помещалась в толще храмовой стены.

Напомним, что сооружения, примыкавшие к каждым из ворот святилища, либо составлявшие с ними одно целое, "изобиловали" внутренними помещениями (комнатами) - к примеру, Иез. 40:44. "Стоявший" у каких-то из этих ворот, священник Иезекииль хорошо знал о множестве этих комнат; и, вот, "прокопав стену", он видит перед собой одну из них, тайную. Стены ее покрыты изображениями идолов и всяких пресмыкающихся и нечистых животных.

Со всей определенностью трудно судить (на основании сказанного в последующих стихах) о "национальной принадлежности" представлявших этот "пантеон" идольских образов: это могли быть боги Египта, Ханаана, Вавилона. Есть основания полагать, что в комнатах, подобных "увиденной" Иезекиилем, совершались и мистерии, в ходе которых участники их вступали в общение с мертвыми.

Священное число "70", выражающее идею полноты. Именно столько помощников себе для управления народом повелел Бог назначить Моисею (Чис. 11:16-17). Из 70 был составлен, уже после вавилонского плена, управлявший страной синедрион. Семьдесят… старейшин, увиденных Иезекиилем, скорее всего символизировали ("представляли") правящих мужей… дома Израилева. Среди них пророк узнал Иезанию, сына Сафанова, что не могло не огорчить его глубоко - ведь все остальные члены этой уважаемой в Иудее семьи хранили верность Господу.

Напомним, что отец Иезании - Сафан был "государственным секретарем" при благочестивом царе Иосии и одним из проводников его реформы. И видит Иезекииль густое облако курений, возносящееся кверху. Возжигание курений в процессе богослужения имело не одно назначение. Благовонное "облако" как бы отделяло присутствовавших в храме от Бога, "чтобы им не умереть" (Лев. 16:12-13). Курения символизировали молитвы, поднимающиеся к Богу (Откр. 5:8).

При отправлении некоторых языческих культов они более всего направлены были на приведение людей в экстатическое состояние. В темноте (стих 12) может иметь как буквальное значение (египтяне, в частности, предпочитали служить своим богам в святилищах, где царил полумрак), так и переносное: то, что делали старейшины дома Израилева, они делали втайне, скрытно. Примечательна фраза, что каждый из них служил в своей… расписанной комнате. Это, по-видимому, говорит о символическом характере "собрания", увиденного Иезекиилем.

На деле же каждый из "составлявших" его имел для "совершения мерзостей" свою комнату - либо во дворах храма, либо в собственном доме. Это лишь усугубляло положение, свидетельствуя о глубокой зараженности не только простонародья, но и всей "верхушки" иудейского общества идеями синкретизма. Дерзко неуважительное отношение "старейшин" к Иегове отражается в их сомнении относительно Его всевиденья и в скептицизме по поводу Его заинтересованности в происходящем с Его народом: "не видит нас Господь, оставил Господь землю сию".

Иез. 8:14-15. Иезекииль "переносится" к внешним воротам (ведшим на территорию храма), которые обращены были к северу. Там ему показаны были женщины, плачущие по Фаммузе. Так евреи называли древнее шумерское божество весеннего "пробуждения" растительности Думузу. Видимое умирание растительных покровов земли в жаркие летние месяцы в древневосточных мифах объясняли смертью Фаммуза, его схождением в подземные сферы, где он оставался до следующей весны. Во время его отсутствия почитатели и служители Фаммуза оплакивали его "смерть".

Божество это имело аналоги не только в восточных, но и в греческом культах. Так в Финикии и в Греции оно носило имя Адониса и почиталось как ежегодно умирающий и воскресающий прекрасный юноша - возлюбленный богини Юноны (римской Венеры). Не трудно заметить, что культ Фаммуза-Адониса и Венеры "соответствовал" египетскому культу Озириса и Изиды. Особую роль в отправлении этих культов играли женщины. Их плач по "умершему" божеству сопровождался дикими оргиями, актами распутства.

И ими же (как неотъемлемыми атрибутами культов плодородия вообще) - веселые празднества его воскресения. Повторяющаяся фраза еще увидишь большие мерзости (стих 16 сравните со стихом 6, 13) объясняется не столько возраставшей степенью мерзости всего, что было показано пророку, сколько его собственным безмерным отвращением ко всякому языческому культу: совершение их было изменой Иегове, а что может быть хуже этого!

Иез. 8:16. И снова перенесен был Иезекииль во внутренний двор дома Господня, чтобы "увидеть" между притвором (крытым входом в здание храма; 3-Цар. 6:2-3) и медным жертвенником посреди внутреннего двора около двадцати пяти мужей… Это было место принесения жертв Иегове, место где священникам надлежало с плачем взывать к Нему о прощении грехов народа. И этим "мерзость" совершаемого "мужами" усугублялась. Что же это были "за мужи"? В 9:6 Иезекииль назовет их "старейшинами" (термин, относившийся как к гражданским, так и к религиозным "начальникам").

Судя по месту их пребывания (близ жертвенника) они скорее всего были священниками, может быть, даже начальниками 24-х священнических черед. Поскольку то, что они совершали, было ритуалом поклонения восходящему солнцу (этот персидский культ впервые был введен в Иудее нечестивым Манассией - 4-Цар. 23:11), то, вынужденные обратить лица свои на восток, они повернулись спиной к Господу, невидимо обитавшему в храме! Заметим, что "повернуться спиной" к кому-то или к чему-то и в древнееврейских представлениях (как сегодня) означало выражение презрения. Иезекииль таким образом "присутствовал" при прямом нарушении высшими представителями еврейского общества Господней заповеди (Втор. 4:19).

Иез. 8:17-18. Зло, совершавшееся в храме, распространилось по всей земле, буквально "провоцируя" Бога на изъявление гнева. Весьма загадочной представлялась (всем богословам на протяжении веков) последняя фраза в стихе 17. Одни видели в ней какую-то "частность", сопутствовавшую ритуалу поклонения солнцу (подобные "жесты" обнаружены, кстати, на ассирийских барельефах). Некоторые из ранних еврейских толкователей Книги Пророка Иезекииля переводили слово "ветвь" как "зловоние" (имея к тому лингвистические основания).

Выдвигалось соображение, что слово своим попало в текст при позднейших переписках, а первоначально тут стояло слово "Мой". И тогда прочтение неясной фразы возможно в том смысле, что "подносят зловоние к Моему носу", а это, в свою очередь, может быть истолковано как "зловонию (в отличие от благоухания при жертвоприношениях Мне) уподобляется для Меня акт идолопоклонства". Не претендуя на уверенное истолкование фразы, можно не сомневаться в том, что упомянутый "жест" был оскорбительным для Бога. Ибо во фразе, непосредственно следующей за этой, Он говорит, что станет действовать с яростью, и как громко ни взывали бы к Нему нечестивые иудеи, Он не услышит их.

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии

Новый Завет:

Ветхий Завет:

Читать Библию:

Закладки:

Сюда вы можете добавлять закладки
на страницы сайта

Понравился сайт?