Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.

Толкование Библии, Книга Пророка Иезекииля 24 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

е. Притча о кипящем котле (24:1-14)

Иез. 24:1-2. Содержащиеся в книге Иезекииля три серии пророчеств о приближающемся суде над иудейской столицей (главы 4-11; 12-19; 20-24) в этой главе получают завершение - в двух дополнительных откровениях о беспощадном характере этого суда. Эти откровения пророк получил свыше и передал своим соплеменникам в тот самый день, когда Навуходоносор начал осаду Иерусалима.

Иезекиилю названа была дата, с повелением записать ее (чтобы впоследствии иудеи могли убедиться, что предсказания этого пророка действительно основывались на "сообщениях" свыше). Итак, национальная катастрофа постигла Израиль в девятом году (правления царя Седекии) в десятом месяце, в десятый день месяца. Дата эта была столь важна, что упоминается автором 3 и 4 книг Царств (4-Цар. 25:1), а также пророком Иеремией (Иер. 39:1; 52:4).

Иез. 24:3-5. Эта притча Иезекииля строится на образе котла (города) и мяса (жителей его), к которому пророк уже прибегал в главе 11, но там он интепретировал его иначе чем здесь. Неотвратимая гибель грядет на "котел" вместе со всем его "содержимым", говорит он на языке притчи в главе 24. Лучшие куски несомненно символизировали элиту Иудеи. "Отборные кости" - вероятно, воинов ее (ибо "кость" - символ крепости).

На возможное недоумение по поводу костей в огне под котлом (стих 5) можно заметить, что у некоторых древних народов известен был обычай разводить костер, на котором жарилось мясо, не только на дровах, но и на костях жертвенных животных. Тут Иезекииль подчеркивает силу незатухающего огня, назначение которого в том, чтобы и кости, кипящие на нем в котле разварились полностью. Ибо это огонь войны - победоносной для халдеев и гибельной для Иерусалима и Иудеи.

Иез. 24:6-8. Накипь в русском тексте означает ржавчину, она настолько "проела" весь "котел", что сколько ни вари в нем мясо, ржавчина делает его "несъедобным" (ни к чему не пригодным); его остается лишь выбрасывать кусок за куском… не выбирая по жребию, т. е. без всякого разбора (не делая разницы между простыми и знатными). Выражаясь обычным языком, Иерусалим настолько осквернен постоянно проливаемой в нем кровью ("город кровей!"), что самая атмосфера его пропитана пороком, и все в нем живое должно погибнуть.

Городские стены ("стенки котла") не защитят иерусалимлян (сравните с 11:7; толкование на этот стих). Они будут "выброшены" из него (в чужую для них землю). В стихах 7-8 иносказательно говорится о крови, проливаемой открыто, нагло. И Сам Господь как бы оставляет ее "на виду", дабы она взывала к отмщению Его (сравните Быт. 4:10; Лев. 17:13-14; Иов. 16:18). (Напомним, что "кровопролитие", вероятно, подразумевало всякое действие, направленное во зло "брату" своему.)

Иез. 24:9-14. В стихах 9-10 - образ длительной осады, которая будет сопряжена со многими страданиями. Иносказание "вываренного мяса" и "перегоревших костей" подразумевает тотальную гибель населения Иерусалима, и это, как можно заметить, не вполне согласуется со стихом 6, где образ мяса, выбрасываемого из котла. Объяснение этому находят в том, что пророку, поглощенному своим видением и охваченному сильными эмоциями, присуще отнюдь не всегда соблюдать последовательность в развитии образов, однако, смысл их он сохраняет: Иерусалим погибнет, а жителей его ожидают смерть и плен.

О гибели самого города говорится в стихе 11. Опустевшему (от населения) "котлу" надо, чтобы и самая медь его раскалилась, дабы расплавилась в нем нечистота его. Фраза об исчезновении "всей накипи его", или ржавчины, повторяет ту же мысль, которая в сущности подразумевает, что в процессе этого "разогрева" и плавления покончено будет и с самим "котлом". Труд будет тяжелым (стих 12). Речь опять об осаде, однако, и в результате ее не сойдет с котла "ржавчина" его пороков.

Некоторые видели здесь намек на то, что по восстановлении Иерусалима грехи его "восстанут" вместе с ним. В англ. переводах Библии (в соответствии с прочтением, предлагаемым Вульгатой) здесь употреблено, однако, прошедшее время: "Труд был тяжелым… накипь не сошла" и т. д. Читающие этот стих так полагают, что тут пророк говорит о "тяжелом труде" Бога во очищение Израиля - посредством посылавшихся ему мучительных испытаний: войн и разного рода бедствий. Труд этот оказался тщетен… Это согласуется со сказанным в стихе 13, да и в стихе 14: иудеев, не поддающихся никаким Его усилиям и не желающих отрешиться от своих "мерзостей", Господь более не пощадит и не помилует.

ж. Смерть жены Иезекииля; смысл этого иносказания (24:15-27)

Иез. 24:15-17. Следующее пророчество Иезекииля сопряжено с его личным горьким переживанием, боль которого (и выражение ее) должны стать символическими для его сограждан в Халдее. На основании стиха 18 можно предположить, что о том, что произойдет с ним, Бог предупредил пророка во сне ("И после того, как говорил я поутру слово"). Для Иезекииля, жена которого была "утехой очей" его, горько оплакать внезапную потерю ее было бы естественно.

Но Бог повелел ему не поддаваться естественным проявлениям скорби. В стихе 17 перечисляются обычные для евреев знаки траура. (Еврейское слово, переведенное на русский язык как "язва", означало именно внезапную смерть, может быть, от сердечного приступа или от удара. Заметим, что едва ли Господь умертвил жену пророка, чтобы сделать его пророчество наглядным. Женщина, вероятно, умерла "в свой час", и кончиной ее Иезекиилю лишь следовало воспользоваться как символом.)

Иез. 24:18-19. Итак, жена пророка умерла вечером того же дня, когда он говорил… к народу. Подчинившись указаниям Господа, Иезекииль не выразил своего горя плачем и сетованиями, и это в глазах его сограждан было настолько необычно, что они осознали: поведение пророка есть знак для всех них (стих 19).

Иез. 24:20-24. Отвечая на их вопрос, Иезекииль пояснил, что смерть его жены символизирует для них разрушение святилища (храма) в Иерусалиме и гибель "сыновей и дочерей" их (т. е. соплеменников), оставшихся в городе. Как он, Иезекииль, потерял "утеху очей" своих, так и они потеряют утеху их очей (сравните со стихом 25). Как он переживает теперь личную трагедию, так и им предстоит пережить ее… Весть о падении Иерусалима и о масштабах разрушения там и убийств должна была повергнуть пленных иудеев в такой шок, что всякое выражение ими скорби сделалось бы неадекватным.

И потому они будут вести себя так, как теперь Иезекииль, который сделается для них знамением (стих 24). Перед этим, в стихах 22-23, перечисляются "признаки" этого необычного для скорбящих поведения, прямо сопоставимые с тем, что повелел Бог пророку (стих 17). Бороды в знак траура прикрывали, возможно, вместо того, чтобы остригать их (как делали во времена еще более древние); к скорбящим по усопшему приходили в дом родственники и друзья, чтобы разделить с ними печаль; принято было при этом приносить с собой хлеб (в знак ли сострадания или поддержки ослабевших от плача).

Соблюдая траур, иудеи снимали с себя головные повязки… и обувь. Но сможет ли каждый из живущих в плену евреев соблюсти все эти знаки и обычаи, когда трагедия постигнет их всех, всех до единого! Да и как бы стали они демонстрировать свою скорбь публично, в присутствии тех самых халдеев, чья армия повинна в их трагедии! Им действительно ничего не останется, как поступать по примеру Иезекииля, оплакивающего свою жену лишь в сердце своем. Все это сбудется, провозглашает пророк. И тогда узнают они, что сделавший это - Господь Бог.

Иез. 24:25-27. Иезекиилю Бог сказал, что в тот день, когда спасшийся из Иерусалима иудей придет к нему, чтобы сообщить о разыгравшемся бедствии, возложенные на него свыше "узы молчания" (периодического, так как время от времени Бог обращался через Иезекииля к пленникам; 3:25-27) будут с него сняты. Ибо, убедившись в точности его пророчеств, иудеи станут внимательно прислушиваться к нему, воспринимая его как истинное "знамение" Божие.

II. О суде над языческими народами (главы 25-32)

Итак, осада Иерусалима началась, теперь полное разрушение его было лишь вопросом времени. Произнеся последнее свое грозное пророчество о гибели иудейской столицы, Иезекииль более не касается ее в своих речах. Все время пока длилась осада, пророк предрекал их судьбу тем народам, которые были соседями Израиля. (О нем самом он заговорит лишь в главе 33.) Все речи Иезекииля в это время проникнуты были той мыслью, что если Бог не пощадил Своего народа, но наказал его за его согрешения, то тем более нечего надеяться избегнуть "суда" нечестивым соседям евреев. "Исполнившись" в Израиле (главы 4-24), наказание свыше постигнет затем и другие народы (главы 25-32).

Их Бог покарает в согласии с обетованием Его Аврааму (Быт. 12:1-3; 15). Те народы, которые станут благословлять потомков Авраама, будут благословлены Богом, враги же его будут прокляты Им. Иезекииль изрек Божие проклятие на семь (символическое число полноты!) стран (народов), которые так или иначе способствовали гибели Иудеи.

Первые три из них - Аммон, Моав и Едом - лежали у восточной границы Иудеи; четвертый народ, филистимляне, жил у западной границы ее. Тир и Сидон, финикийские города, были мощными государственными образованиями, простиравшимися на север от Иудеи, а Египет - главной силой на юго-западе от нее. Таким образом суду Божию предстало разразиться во всех от Иудеи направлениях.

Каждое из первых четырех пророчеств Иезекииля (против Аммона, Моава, Едома и Филистии) содержит в себе прямое указание на грех, который повлек за собой Божию кару, и затем описание ее. Пророчества строятся по схеме "поскольку/постольку"; в русском тексте "за то, что" "за то вот, Я" (еврейское иаан/лакен). (За то, что такой-то народ согрешил против народа Божиего, Бог его накажет.) Каждое пророчество завершается фразой "И узнают, что Я Господь" (либо схожей с ней).

В пророчествах против языческих народов она едва ли подразумевала последующее обращение их к Господу; скорее говорила о могуществе Господа, которое язычники познают на собственном горьком опыте. Вероятно, не случайно речи эти помещены перед пророчествами о славном будущем Израиля: крайне враждебное отношение язычников к Божиему народу требовало (в его интересах!) удаления их с исторической сцены.

Не случайно, по-видимому, и число 7 в этом контексте; оно могло символизировать всех язычников вообще. В этой связи обращает на себя внимание выделение в "самостоятельный" народ Сидона, который в дни Иезекииля уже утратил государственное значение, подчинившись Тиру; может быть, это было сделано для "получения" символической "семерки".

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии

Новый Завет:

Ветхий Завет:

Читать Библию:

Закладки:

Сюда вы можете добавлять закладки
на страницы сайта

Понравился сайт?