Ответы на главные вопросы в жизни из Библии.

Толкование Книги Пророка Исаии 8 глава.

Главы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

2. О ГРЯДУЩЕМ ИЗБАВИТЕЛЕ (8:1 - 9:7)

Этот раздел тесно связан с предыдущей главой. В нем продолжается тема избавления Иудеи от сиро-израильской угрозы и нарастающей опасности ассирийской агрессии, жертвой которой в конце-концов станет и Иудея. Стихи 1-4, 5-10, 11-15 и 16-22 (в главе 8) составляют отдельные пророчества и, следовательно, какие-то промежутки времени отделяют их друг от друга. Все, о чем говорится в стихах 1-4, вероятно, относится к 734 году до Р. Х., так как в стихе 4 предсказано поражение сиро-израильской коалиции ассирийцами не позднее чем через год-полтора.

Глава 7 акцентирована на двух "отрицательных аспектах" - на отвержении Ахазом слова Божиего, переданного через Исаию, и на возвещении "трудного времени" для Иудеи. В фокусе же этого раздела - "позитивная весть": народ получит избавление; сквозь "контуры" этого предсказания проступает, однако, образ другого Избавителя, который грядет, чтобы совершить избавление несравненно более великое.

а. О грядущем падении Израиля и Сирии (8:1-4)

Поражение сиро-израильской коалиции Исаия уже предсказывал прежде (7:4-17). Здесь предсказание того же события повторяется. Как и в главе 7, оно включает рождение ребенка, на этот раз у Исаии и его жены пророчицы. По-видимому, сын у пророчицы родился некоторое время спустя после того, как прозвучало предсказание, записанное в 7:14, потому что, согласно 8:4, союзу двух царей предстояло распасться довольно скоро - прежде чем дитя научится лепетать "папа" и "мама": как известно, большинство детей произносят эти слова, не достигнув и года.

Это было волей Божией, чтобы для Иуды вторично прозвучало предсказание о гибели Сирии от руки ассирийцев. Произнесенное в присутствии уважаемых в Иерусалиме людей, оно должно было быть засвидетельствовано как истинное слово Божие.

Ис. 8:1. Ради того, чтобы пророчество тверже запечатлелось в сознании его слушателей, Исаии следовало прибегнуть к "наглядному" его подтверждению: на большом свитке (евр. гилаион буквально означало большую, белого цвета, дощечку) он начертал человеческим письмом (т. е. обычным, всем известным, шрифтом; существовало и так называемое "условное письмо", понятное лишь посвященным) имя сына, который по прошествии времени должен был родиться у него.

То-есть имя это пророку велено было возвестить еще до зачатия ребенка - в знак его непременного рождения. В Библии Магер-шелал-хаш-баз - самое длинное имя собственное, означающее: "спешат на добычу, скоро грабеж". Полагают, что словами этими обменивались в ходе битвы воины, одерживая победу над врагами, в предвкушении близкого "грабежа".

Ис. 8:2. Исаии при произнесении этого пророчества необходимы были два свидетеля (сравните Чис. 35:30; Втор. 17:6; 19:15). Позднее, в 4-Царств, Урия священник будет упомянут в неблагоприятном свете: после распада сиро-израильского альянса он, послушно следуя желанию Ахаза, построил в Иерусалиме новый жертвенник по образцу сирийского и стал на нем совершать жертвоприношения, "отодвинув в сторону" жертвенник угодный Богу (4-Цар. 16:10-16). Что касается Захарии, сына Варахиииа, то о нем ничего не известно; им мог быть пророк, живший еще во времена Озии, деда Ахаза (2-Пар. 26:5), но, может быть, речь идет о тесте его (4-Цар. 18:2).

Ис. 8:3-4. Не названная по имени жена Исаии звалась пророчицей либо потому, что была женой пророка, либо (что более вероятно) потому, что и сама была наделена от Бога пророческим даром. С учетом девяти месяцев ее беременности и примерно года прежде чем рожденное дитя научится выговаривать отец и мать, т. е. менее чем через два года, союзу сирийцев и израильтян предстояло распасться. Богатства, Дамаска (столицы Сирии) и Самарии (столицы Израиля) станут достоянием царя Ассирийского. Это действительно произошло в 732 г. до Р. Х., т. е. через два года после первого пророчества Исаии.

После того, как предсказание это сбылось в первой своей части, ему предстояло исполниться до конца. Ибо пророк призывал царя к подвигу веры, но тот обратился за помощью не к Богу, а к "ассирийцу". Народ же в массе своей поступал, как царь; даже священник Урия стал в угоду Ахазу (выше) потворствовать языческой практике богопоклонения, заимствованной в сирийской столице. Теперь народу Иудеи и ее царю предстояло пожать плоды своего богоотступничества.

б. О грядущем ассирийском вторжении (8:5-8)

Ис. 8:5-8. "Воды Силоама" - это ручей с одноименным названием, который, вытекая из-под царского дворца, тихо струился по горе Сион. Он был источником, питавшим малый водный резервуар в стенах иудейской столицы. Здесь он символизирует Иерусалим и его покой под рукой Божией. Ему противопоставляются силы царя Ассирийского: воды реки бурные и большие. Народ Иерусалимский пренебрег Божией защитой и миром, который она сулила, тихим ручьем Силоамским, и за это Бог попустит "водам бурным" нахлынуть на него. Это действительно случилось в 701 г. до Р. Х., когда ассирийцы вторглись в Иудею. О Рециие и сыне Ремалиином в толковании на 7:4.

В стихе 8 развивается образ вражеского нашествия, уподобляемого разливу большой реки: пророк подразумевал реку Евфрат, протекавшую через всю территорию Ассирийской империи. Фраза дойдет до шеи, возможно, говорила о том, что Иудея будет почти, но не окончательно "затоплена". Образ гигантской птицы, распростершей крылья свои во всю широту земли, - другое иносказание, имеющее тот же смысл, что и разлитие бурной реки.

Обращение пророка - в контексте стиха 8 - к Еммануилу дается в утешение иудеям как свидетельство того, что "Бог с ними" и полной гибели народа, связанного с Ним узами завета, Он не допустит (8:10). Тема эта развивается в следующем разделе (стихи 9-15).

в. Чтите Господа, Он - страх ваш (8:9-18)

Ис. 8:9-10. Языческие народы, ближние и дальние, предупреждаются в этих стихах, что тщетна их вражда против Иудеи, как бы ни вооружались они и какие бы хитроумные замыслы, военные и политические, в ущерб иудеям ни строили. Ничего у них не получится, ибо с нами Бог! - провозглашает Исаия то же слово "Еммануил", которым завершается стих 8.

Ис. 8:11-15. Здесь, по всей вероятности, содержится отдельное пророчество (вступительную часть к главе 8). Первая часть стиха 11 - Ибо так говорил мне Господь, держа на мне крепкую руку, по-видимому, свидетельствовала об особом состоянии пророческого вдохновения, которое охватило Исаию в минуты получения им этого откровения.

Иегова внушал ему не подражать многим из числа его народа, склонным впадать в панический страх по случаю разного рода "заговоров" (стих 12; тут прежде всего имеется в виду сговор израильского и сирийского царей против Иудеи, но и маячившая на горизонте ассирийская угроза). Через Исаию Господь Всемогущий (Саваоф) напоминал народу, что все, что ему следует, - это свято чтить Его, Его бояться, перед Ним трепетать (стих 13).

Напомним, что в этом, принципиально важном, пункте расходились между собой пророк Исаия и царь Ахаз. Последнему важно было сохранить свою власть, и помощь соседнего могучего царя представлялась ему средством для этого более надежным чем помощь "далекого" невидимого Бога. Для Исаии же Иудея была не просто одним из царств, но уделом, избранным Иеговой, в котором следовало торжествовать вере. Ибо в нем полагалось начало духовной общности для грядущего (тысячелетнего) Царства, которое пророк прозревал.

В стихе 14 правильнее читать не "освящение", а "святилище" (здесь в значении "безопасного места"). Святилищем будет Бог для верующих в Него, но для пренебрегающих Им - как из дома Израиля, так и из дома Иуды, Он станет камнем преткновения и скалою соблазна… петлею и сетью (образы бедствий и гибели). Частично и своими словами приводит это место из Исаии апостол Петр, говоря о тех, которые не принимали Иисуса Христа (1-Пет. 2:7-8).

Ис. 8:16-18. Свое исповедание веры, которым для Исаии было полное упование на Господа (стих 17), он продиктовал ученикам Господним (подразумеваются те хранившие верность Иегове иудеи, которые составляли круг людей близких Исаии, были его учениками; стих 16). Поскольку в Евр. 2:13 слова, сказанные Исаией в 8:17в-18а, приписываются Христу, некоторые толкователи склонны и весь этот раздел (8:16-18) приписывать Мессии. Несомненно, настроение и мысли данного отрывка вполне соответствовали таковым Господа Иисуса.

Но в контексте глав 7-9 книги Пророка Исаии все сказанное в стихах 16-18 следует воспринимать как сказанное пророком, и автором послания к Евреям лишь вложенное (частично) в уста Господа. Для Исаии эти слова были средством выразить свое отношение к жизни и к конкретным обстоятельствам ее, вопреки взглядам окружавшего его большинства: они утратили надежду на Иегову, а пророк продолжал твердо уповать на Него, несмотря на зримые, казалось бы, доказательства того, что Господь "сокрыл лице свое от дома Иаковлева", т. е. лишил его Своих благословений. Последнее не было удивительным для людей веры.

Господь потому и отнимает благословения от Иудеи, что большинство ее народа не следует за Ним. И все-таки спасение - только в Иегове. Пророк выражает желание стать - вместе со своими детьми, которых дал ему Господь, - живым символом этого, а также того, что произойдет с Иудеей в ближайшем будущем. Его желание соответствует желанию Бога иметь в них указание и предзнаменование в Израиле от Него, Который "живет" на горе Сионе (т. е. в Иерусалиме). Это возможно благодаря особому значению, которое имели для будущего народа имена каждого из троих.

Имя самого пророка, означавшее "В Иегове - спасение", напоминало народу, что в конечном счете Бог избавит Свой народ; имя второго сына пророка - Магер-шелал-хаш-баз - говорило о скором разгроме ассирийцами сиро-израильской коалиции. А имя старшего сына его - Шеарясув ("Остаток спасется") - свидетельствовало иудеям, в ближайшей перспективе, о возвращении верующего "остатка" из предстоявшего народу вавилонского пленения (10:21-22, где слово "обратится" правильнее читать как "возвратится").

г. Лишь слово Божие несет избавление (8:19-22)

Ис. 8:19-22. Снова говорит Исаия о греховных наклонностях людей. Большинству их хочется знать свое будущее. Избранные Богом иудеи тоже не сумели устоять перед соблазном языческой практики вопрошать о будущем умерших и разного рода чародеев. Правильнее читать не "шептуны и чревовещатели", а "издающие писк и бормотанье". Тонким, как птичий писк, голосом говорили медиумы, иммитируя голоса умерших, и они же бормотали (толкование на Втор. 18:10-12). Фраза тогда отвечайте (стих 19) в евр. тексте отсутствует.

В целом стих 19 можно передать так: "Чем вопрошать о будущем мертвых, не разумнее ли обращаться с этими вопросами к живому Богу?" И все, что надо знать народу о его будущем, содержится в законе и откровении (последнее слово может быть понято в значении свидетельства пророков). Учащие народ иному не имеют в себе света истины (стих 20).

Чародеи и те, кто обращаются к ним за "советом", будут осуждены Богом (стихи 21-22). Озлобленные бедствиями, которые их постигнут, они станут проклинать всех, кого почитали, включая царя… и Бога (по другому прочтению этого места - "царя и богов"; подразумеваются опять-таки те, кого они особенно чтили, возлагая на них свои надежды). Последнюю фразу стиха 22 следует читать (и воспринимать) в контексте первого стиха 9-ой главы, которая в англ. переводах Библии с него и начинается.

д. О будущем избавлении народа (9:1-7)

В этих стихах Исаия говорит о грядущем Избавителе: с Ним для народа, к которому обращается пророк, придут великие изменения. Мессия поведет его к радости и процветанию, которых он будет (или был; читая пророчества, надо помнить о смещении или размытии временных границ в словах пророка) лишен на протяжении многих лет. С пришествием Его осуществятся обетования, данные Аврааму и Давиду относительно благословенного Царства.

Снова в речи Исаии возникает "мотив" Младенца, Сына (стих 6; сравните с 7:14-16; 8:1-4,18). Дитя будет возрастать и станет Избавителем (9:7) - не знамением (8:18) грядущего избавления, а Самим Избавителем. Он освободит народ ос всех его врагов и произведет в нем самом изменения, необходимые для его материального и духовного процветания. Это второе мессианское пророчество Исаии.

Ис. 9:1. Наступит время, когда "мрак и тьма" (8:22) станут делом прошлого, говорит он. Эта мысль выражена пророком во фразе прежнее время; для него, предвкушавшего ту великую радость, которая станет уделом его соплеменников с пришествием Мессии, нерадостное настоящее и ближайшее печальное будущее как бы уже отступили в прошлое, стали "прежним временем".

Называя тут северные области Израильского царства (землю Завулонову и землю Неффалимову), которые были "умалены" и унижены в "прежнее время", Исаия, по всей вероятности, имел в виду не только все Северное царство, но и еврейский народ в целом; как символ "умаления и унижения" его он избирает земли этих двух колен потому, что в 732 г, при Тиглат-Палассаре, они стали ассирийской провинцией.

Впоследствии вся эта территория будет "возвеличена" Иисусом Христом, чьи отрочество, юность и первоначальное служение будут проходить в этом "приморском краю". (Евангелистом Матфеем, который частично (и свободно) цитирует Ис. 9:1-2 (Матф. 4:13-16) сказано об этом подробно.) "Галилеей языческой" названа та часть территории Неффалима, откуда ассирийцы выселили евреев, чтобы заселить ее язычниками; 4-Цар. 15:29. (Переселение, как известно, совершалось в несколько этапов; окончательное и последнее произошло в 722 г. до Р. Х.) Приморский путь вел за реку Иордан; так называлась дорога, которая шла по западному берегу Тивериадского (Галилейского) моря и пересекала весь указанный регион. Примечательно, что в ассирийских и египетских надписях это название встречается довольно часто (в Библии - только здесь). Именно им, "приморским путем", шли ассирийские полчища, вторгавшиеся в Северное (Израильское) царство.

Ис. 9:2. Судя по переводам Библии на другие языки, в стихе 2 могло быть употреблено прошедшее время: "народ… увидел: свет воссиял". В русском тексте передано в будущем времени. Но здесь это в сущности не имеет значения, так как то, чему совершиться предстояло, Исаия видел как бы уже совершившимся. "Утрата чувства времени", временной перспективы, вообще, как уже говорилось, характерна была для пророков, и это, в частности, выражалось в том, что лишь "проступающее на историческом горизонте" многие из них видели как "грядущее скоро".

Тут, очевидно, продолжение мысли о благотворном воздействии грядущего Мессии на ту часть Израильского царства, о которой речь шла выше (и в первую очередь - на Галилею, окутанную мраком языческих представлений; сравните 8:22). Народ ее увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной (уподобление языческого мировоззрения и связанного с ним образа жизни существованию в шеоле) свет воссияет (Матф. 4:15-16).

Ис. 9:3-5. Ты в стихе 3, вероятно, Бог Отец, Который выведет Свой народ из духовной тьмы, послав ему Сына, Мессию, и вновь размножит его и даст ему радоваться в общении с Собою (народ… будет веселиться пред Тобою); веселье это и радость сравниваются с теми, какими веселятся и радуются в праздники урожая И при разделе военной добычи. Заметим, Что мотив радости возникает в книге Исаии многократно. Но для него она - даруемый людям плод сверхъестественной Божией работы. Такой же сверхъестественной, какой была победа над мадианитянами, дарованная Гедеону (Суд. 7:1-24; сравните Ис. 10:26).

Ибо как тогда, в день Мадиама (стих 4), так и теперь (в будущем, представляющемся пророку настоящим, или уже совершившимся, "иго", над ним тяготевшее, ярмо на плечах его и жезл (плеть, орудие наказания) притеснителя его Ты сокрушишь (сокрушил)… и тяжелые солдатские сапоги (и "всякую обувь воина" в стихе 5 правильнее читать так), и в крови валяющийся солдатский плащ сожжены будут… отданы… в пищу огню. В стихах 4-5 - образ уничтожения - в дни, когда придет Сын, Мессия, - орудий угнетения и войны. В них отпадет надобность, потому что на земле воцарится всеобщий мир.

Ис. 9:6-7. Снова повторим, что пророк как бы уже созерцает рождение Младенца-Мессии и потому говорит об этом как о факте совершившемся: все сказанное выше произойдет потому, что младенец родился нам; Сын дан нам. Пять вещей говорит Исаия о Мессии:

1. Младенец родится у нас, т. е. в среде еврейского народа, который связан с Богом узами завета.

2. Он будет править Божиим народом (сравните с Мих. 5:2) и всем миром (Зах. 14:9). Владычество на плечах Его - мысль о царском одеянии Мессии, о знаках царского Его достоинства, выраженная иносказательно.

3. У имеющего родиться Сына будут четыре описательных имени, раскрывающих Его природу и характер. Его нарекут… Чудный (в значении "исключительно мудрый") Советник (запятая между этими словами в русском тексте поставлена ошибочно), которого народ станет слушать с радостью (сравните с Ис. 2:3); второе имя - Бог крепкий (т. е. для Исаии Мессия и есть в известном смысле Бог: примечательно, что по-еврейски "младенец" назван словом "Эль" ("Бог"), каковым нигде в Библии и самый праведный человек не называется, и, значит, пророк "видел" Его Существом Божественной природы, самая власть Которого будет утверждена Иеговой; любое Свое решение Он сумеет осуществить, будучи "крепким", сильным (сравните с 10:21). Третье имя Мессии - Отец вечности.

Многих смущал этот титул, потому что Мессия, Сын Божий, - одно из Лиц Троицы и, значит, не тождествен Отцу. Как же Сын может быть Отцом? Несколько вещей следует сказать по этому поводу; во-первых, Мессия, будучи вторым Лицом Троицы, по сути Своей есть Бог, обладающий всеми атрибутами Божества, включая атрибут бессмертия: бытие Его вечно. Поскольку Бог един (хотя и существует в трех Лицах), Мессия есть Бог. Во-вторых, титул "Отец вечности" (по другим переводам - "вечный Отец") является идиомом, посредством которого передается понятие Мессии в Его отношении ко времени, а не в отношении других Лиц Троицы.

О Нем сказано, что Он вечен в том же смысле, в каком о Боге (Отце) сказано, что Он "Ветхий днями" (Дай. 7:9). Мессия придет, чтобы править миром от имени Отца. В-третьих: произнося свое пророчество, Исаия мог иметь в виду обетование, данное Давиду (2-Цар. 7:16) относительно "непоколебимости и вечности" царства, которое, обещал Бог, произойдет по его линии. Мессия, Потомок Давида, как бы явится Отцом этого царства. В Нем осуществится обетование, исполнения которого ожидал народ. Четвертое имя Мессии - Князь мира. С Его вторым пришествием на землю на ней воцарится долгий, тысячелетний, мир. В Царстве Его не будет места злу и страданиям.

4. Воссев на престоле Давида (Лук. 1:32-33), Мессия станет царствовать, осуществляя Свое правление как абсолютно справедливое по отношению ко всем Своим подданным. Возрастанию "владычества" Его и сопутствующего ему мира не будет предела, потому что оно будет вечным (Дан. 7:14,27; Мих. 4:7; Лук. 1:33; Откр. 11:15). Царство Его станет Царством правды (сравните Иер. 23:5), так как управление им будет осуществляться в согласии с требованиями Бога, и все в нем происходящее будет соответствовать Его святой природе.

5. Все это совершится потому, что такова воля Господа Всемогущего. Это от Него, а не от людей, не от Израиля, зависит наступление Царства. Мессия придет и будет править, ибо так обещал Бог, Который ревностно трудится для спасения Своего народа, Израиля, и стоящего за ним всего человечества.

Исаии пришествие Сына-Мессии, очевидно, представлялось событием, которое совершится лишь однажды. Божественное Дитя вырастет и, установив Свое Царство, будет победоносно править им. Как уже говорилось, Царь, которого "видел" пророк, явно несет на себе высшую печать, Он предстает у него в сверхъестественном свете, но Исаия, подобно другим пророкам, не предвидел Его второго пришествия ни тем более того большого промежутка во времени, который отделит его от первого (1-Пет. 1:10-12; также толкование на 61:1-2).

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии

Новый Завет:

Ветхий Завет:

Читать Библию:

Закладки:

Сюда вы можете добавлять закладки
на страницы сайта

Понравился сайт?